Главная » Наш приход » АРТ- раздел » Поэзия » ЕЛЕНА ЧЕТВЕРТУШКИНА

 

 

ЕЛЕНА ЧЕТВЕРТУШКИНА

 

 

 

 

 

 

 

     МОЛИТВА РАЗБОЙНИКА

 

Уведи меня, ангел мой –

 Я почти позабыл твоё имя, -

От всех бед, что стали моими,

И слезами меня омой.

Не гони, укоризной не мучай,

Не шуми, как прибой у пристани,

За мой взгляд, недобрый и пристальный –

По другому глядеть я не учен.

И за всё, что зовут грехом

Скучноватые правдолюбцы –

В час, когда прощенье легко

Дай в колени твои уткнуться.

Кабы знала ты, как легка

Голова перед смертным боем!

Кабы знала ты, как горька

Ночь глухая перед разбоем.

…Моя совесть с чужой душой

Тихо шепчутся у коновязи…

Знаю, знаю, - у них уж решён

День моей неминучей казни!

Ах, вернуться б к началу начал!..

Ах, глаза твои, ангел мой, строги…

Вспомни, вспомни – Христос прощал

И убийцу с большой дороги.

Ты же ведаешь мысли мои.

Ты же знаешь, о ангел мой строгий –

«Не оставь!» - вот о чём я просил

Каждый день, каждый час… и сегодня.

За друзей, что довёл до греха,

За всех женщин, что мною обижены,

Я стою пред тобою униженно,

И молитва моя тиха.

За неяркий наряд, да за старый обряд

Я поверил тебе, печальная…

Я бы в церковь пришел –

Но у церкви, у врат,

Царский стражник скучает с пищалью.

Я красив и удал, я  - ничей вассал,

У меня злата-серебра много…

Но ты всё же меня не покинь, не бросай –

Не оставь меня, ради Бога.

 

…Он поднялся с колен, и шагнул во тьму,

От костра, что вился ужом –

И помедлил чуть, и пустился в путь,

Перекрестясь ножом.

 

                                                      1976

 

 

 

                  КРЕДО 

 

Хочу любить весь мир и сказки сказывать,

И в спорах соглашаться на ничью,

И ничего я не хочу другим доказывать,

 И власти ни над кем я не хочу.

Прекрасно – не играться с Богом в прятки,

И хитрецов на слове не ловить,

И не считать чужие недостатки,

А плакать о греховностях своих.

Любить свой род, свой крест и свой очаг,

Бумагу, на которой письма пишешь,

И всё, в чём хоть намек на смысл услышишь –

Тяжелый шаг, и самый легкий шаг.

В престиже, в вираже и на ветру,

На перекрестке, на кресте прицела,

Совсем одна у Божьего Придела,

В молитвословье или на пиру –

Не лгать, не ждать наград и не наказывать.

Чужих домов не предавать мечу.

…Хочу любить весь мир, и сказки сказывать.

А в спорах – соглашаться на ничью.

 

                                                         1982

 

 

 

 

ЧТО ВСПОМИНАЕТСЯ В СУМЕРКИ

 

…Грехи ума и вдохновенья,

Грехи спокойного лица,

Непониманья и сомненья,

Не доведенья до конца.

Печали гнёт.

И та воровка,

Что даже в исповедь грешит –

Любовь: обид татуировка

На нежной кожице души.

                                            1989

 

 

 

 

            ДОГАДКА

 

Рвалась в небеса я, ходила конем,

Но жить мне велели сегодняшним днём,

А он – всё к закату, к закату…

И я поняла – виновата:

И ветер не тот мои волосы рвал,

И конь мой барьер не по правилам брал,

И вечер уже на пороге…

А я всё в дороге, в дороге.

И было бы всё у меня хорошо:

Ну, сумрак, ну мокро, ну – дождик прошел…

Но топки дороги,  и жалко коня,

И больше никто не затеплит огня

В окне –

В темноте –

Для меня.

                                                1997

 

 

 

              МОЛИТВА 

 

Боже!

Числюсь я живущею,

Но в жующей жизни той

Пропитался хлеб насущный мой

Щавелевой кислотой:

День скоромное нашёптывал,

Небывалое сулил,

Вечер каблуком притоптывал,

Водку жрал, и тоник пил;

Ночь фугасами расцвечивала

Переплёты старых рам,

И бессонница потрескивала

Перестрелкою реклам.

…И от этого – под ивы

Убрела сквозь бурелом

Та, кому не полюбилось

В нашем городе больном.

По ложкам, тропинкам топким,

Вдоль берез в ракушках чаг

Я как ко Причастью топала

В самых старых сапогах

Царство не Твое ль мерещится,

Господи, в покое нив?

Господи, вот я, вот грешница

В колокольчиках Твоих.

Елей ряд в колючих куколях

У зеленых алтарей,

Под нерукотворным куполом

Неба – свечи жжет кипрей.

Здесь Господь осенней пажитью

В должный час пройдет с косой;

Вы, счастливцы, рядом ляжете –

Мята, лютик, зверобой…

И отсрочки не попросите –

В Пасху крещены росой,

Со Святой недели носите

Этот крест душистый свой.

Птицам весело киваете,

Низко кланяетесь ветру,

Вы, как дети, твердо знаете,

Что у Бога смерти нету.

Сквозь снега – тропинка к Вечности

Тех, кто сердцем незлобив.

…Господи,

Помилуй грешницу

В колокольчиках Твоих!

                                       1995

 

 

 

              СНЕГОПАД 

 

Свершилось! - маленькая смерть:

Год отгорел, и сердце внемлет

Приказу - плакать и смотреть,

Как снег укутывает землю.

 Мы жжем листву пустых забот,

Сгребаем листья заблуждений:

Зимы торжественный приход

Не терпит спешки и сомнений.

 

И снег снисходит с высоты

На некрасивость увяданья.

Его намеренья  чисты,

Он обжигает, но не ранит.

С высот – в глухие души наши…

С высот – шаги его тихи…

Как и Того, Кто нам у Чаши

Прощает страсти и грехи.

                                        2001

 

                          * * *

Святый Боже, Живодавче!

Отчего в полночной тьме

Жизнь всё корчится и плачет,

И кусается во мне?

Почему – в тоске ползучей

Опыт – полувековой! –

Ничему меня не учит,

Только гасит, только мучит

Белый свет кромешный мой.

 

 

 

               ОЧЕВИДЕЦ

 

Какие-то странности с некторых пор

Вдруг стали случаться на нашем базаре:

Вчера был отпущен пойманный вор,

А не пойманному – приснились кошмары.

Какая-то весть, об убогих и малых,

Поставив весь рынок, весь мир на попа

Упала в толпу – и толпа замолчала,

И не смогла уже жить, как толпа.

…Так Слово стремительно падает в душу.

Вдруг где-то в душе отзовется струна,

И жизни привычной теченье нарушит

Вдруг строчка одна, или фраза одна.

Так – в звон колокольный, размеренно-строгий,

В соблазн обиходу вплетается звук –

Как будто бы Ангел, ликуя о Боге,

Ударил ладошкою  солнечный круг.

…Какой-то – пророк? – сумасшедший? – Мессия? –

Прошел между нами, сквозь боль и позор –

Беззлобно и твердо, легко и бессильно…

А следом, рыдая – не пойманный вор.

                                                      2008

             

 

 

 

ССУДА 

  

В час безвременный, в райских кущах,

Где ничтоже не есть без Него –

Бог ссудил мне бессмертную душу,

И в залог Он не взял ничего.                             

 

А соблазны так нежно шептали!

Невесом был греховности сор…

Всё что есть за душой, промотал я

В лавках встреч и на папертях ссор.

 

Жизнь копейкой швыряя невежам,

И воров уважал я, и свах –

Сколько ж я задолжал Тебе, Боже,

Веселясь на чужих торжествах!

 

Сколько золота сыпалось в руки!

Как стремительно мчались года!

Ведь о том, что мне плохо в разлуке

Лишь с Тобой -  я не ведал тогда.

 

От Небес не услышу укора.

Запоздалым раскайньем томим,

Я пред Высшим стою Кредитором –

Расплатиться мне нечем с Ним.

                                            2008

 

 

 

 

                   * * *

Ну, вот и всё. Гордыня дня – к закату.

Еловой хвоей пахнет темнота.

И Правила вечернего – в полшепота - стаккато,

И крестное знаменье – троекратно…

Я свет гашу, сегодня – как когда-то…

И –

ночи, ночи, ночи пустота.

Еловой хвоей пахнет одиночество, 

От лунных теней в сердце холодок…

И ветер стих, и спать как будто хочется –

А не уснуть…

И флаги штор полощутся,

И лунный коростель по полю топчется,

И соловей у речки – чок, чок, чок.

Что толку –

Знать на память птичьи трели,

И различать травинки на лугах?

От лунных теней травы поседели –

Не различить…

И абрис дальних елей,

И облака, что к ночи налетели –

Как горсть травы, уроненной  впотьмах.

 

Горбы, изгибы - спинками дельфиньими

Юлит дорога меж лугов и дач.

Как роспись по фарфору: тенью синею

Художника, поэта – кисть бессильная

Торопится,

И тщится передать

Всех полумраков и полутонов обилие…

Как тех, Христом благословленных лилий,

Чья роскошь выше денег и удач.

 

Я знаю (и об этом спорить нечего) –

У нас тут строят дачи, и порой

Когда мне тяжело, и сердце мечется -

Господь там по лугам проходит вечером

Таясь, – теплом незримым, незамеченным –

Протоптанной узбеками тропой.

                                                             2008

 

 

 

Что вспоминается на ежевечерней

                                     домашней исповеди.

 

…Грехи тщеславья, лицемерья,

Грех равнодушного лица,

Грех недоверья и неверья,

Не доведенья до конца.

Грех шутовства.

И та чертовка,

Что даже помыслом грешит –

Любовь - обид татуировка

На бледной кожице души.

                                              2010