Главная » Страница настоятеля » Статьи, интервью » Беседа третья. Смысл молитв.

Беседа третья. Смысл литургических молитв.

 


 

Богослужения Великого поста наполняют его особым молитвенным содержанием. Уже подготовительные недели, предшествующие посту, настраивают на покаянный лад. С Недели о мытаре и фарисее начинает звучать песнопение «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». На Неделе о блудном сыне прибавляется еще одно песнопение — «На реках Вавилонских», которое напоминает нам о нашем духовном Отечестве и о той чужбине, в которой мы сегодня пребываем. Чужбина для нас — мир, а Отечество у нас — Царство Небесное, если немного перефразировать Александра Сергеевича.

Во время Литургии в Прощеное воскресенье вспоминается Адамово изгнание из Рая, и Рай мыслится, как наше Отечество, а место, где мы пребываем ныне, — как та самая чужбина. Во время чтения Евангелия мы слышим:

«Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твоё, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

О посте говорится, как о праздничном времени, когда надо быть радостным, умытым, готовым к тому, чтобы помазать власы свои маслом, то есть приготовить себя к некоему торжеству, к некоему празднованию. И действительно, с самых первых песнопений Великого поста Церковь призываетнас к свету. Великопостные песнопения, великопостные стихи, тропари канонов, — все они говорят о времени поста как о времени небывалого просветления, о времени, когда человек живет в удивительном светлом, чистом состоянии.

Стоит только послушать, какие удивительные поются светильны. Вот в седмицу первого гласа поется такой светилен: «Свет возсияй, Господи, душу мою очисти от всякого греха». В седмицу второго гласа: «Свет Твой присносущный низпосли, Христе Боже, и просвети очи тайныя сердца моего». В седмицу третьего гласа: «Низпосли свет Твой, Христе Боже, и просвети сердце мое». Четвертого гласа: «Свет возсияй миру Твоему, во тьме душу мою сущую от всякаго греха очисти».

Если знать хотя бы одну из этих чудных молитв, можно каждый день ходить и про себя твердить: «Свет возсияй миру Твоему, во тьме душу мою сущую от всякаго греха очисти». «Светодавче Господи, низпосли свет Твой, и просвети сердце мое». Или: «Воздвигни мя, Господи, к Твоему песнопению, и научи мя творити волю Твою, Святый». «Свет сый, Христе, просвети мя Тобою».

Вот такие удивительные возглашения, которые в Церкви звучат во время Великого поста.

Великим постом, как мы замечаем, гораздо больше чтения, чем пения: чтения Священного Писания и таких особенных молитв, которые проникают в нас через глубокое осмысление этих текстов.

Человек молитвами Великого поста призывается к возвышенному, небесному ангельскому состоянию. И об этом нам говорят троичны, которые поются на Аллилуиа. Вместо «Бог Господь и явися нам» на утрени диакон возглашает: «От нощи утренюет дух мой к тебе, Боже, зане свет повеления Твоя на земли». Такие удивительные слова: «От нощи утренюет дух мой к тебе, Боже». И вот такие звучат троичны песни: «Вышние силы, подражающие на земли, победную песнь приносим Те блаже. Свят, Свят, Свят, еси Боже, Богородицею помилуй нас». Эти троичны песни, на самом деле, мы поем каждый день, когда читаем утренние молитвы. Например: «От одра и сна воздвигл мя еси, Господи, ум мой просвети и сердце, и устне мои отверзи, во еже пети Тя, Святая Троице».

Если мы знаем богослужения Великого поста, мы вполне могли бы после «Отче Наш» каждый раз добавлять эти замечательные песнопения, которые хранятся в Постной Триоди (все они выложены в интернете). Таким образом, можно наполнять свой день содержанием этих великопостных молитв, которые звучат на разные гласы:

«Троице Единосущная и нераздельная, Единице Триипостасная и Соприсносущная, Тебе, яко Богу, ангельскую песнь вопием: Свят, Свят, Свят еси, Боже наш».

«Плотскими образовании Безплотных сил к мысленному и невещественному возводими уму и Трисвятою песнию Триипостаснаго Божества приемлюще сияние, херувимски возопиим Единому Богу: Свят, Свят, Свят еси, Боже наш».

Такие песнопения приводят пришедших в храм в возвышенное состоянием: ангельские силы сегодня вместе с тобой воспевают Творцу. А пост, который приближает тебя к Богу, наполняет, возвышает твою душу подобно тому, как ангелы воспевают Творцу. Наши богослужения очень во многом сопереживаются как сослужение ангелам.

Всякая Божественная Литургия об этом нам напоминает, скажем, через Малый вход, когда священник читает молитву: «Сотвори со входом нашим входу святых Ангелов быти, сослужащих нам и сославословящих Твою благость». Или Великий вход: «Иже Херувимы тайно образующее». То есть мы те, которые изображаем ныне Херувимов, которые приносят Богу Трисвятую песнь.

«Всякое ныне отложим житейское попечение». Об этом говорят нам троичны песни и светильни Великого поста. Но в большей степени об этом говорят и сами богослужебные тексты, которые мы встречаем во время Великого поста.

К раскрытию смыслов

Великий пост характерен тем, что в обычные будничные дни отменяется служение Божественной Литургии, потому что дни Божественной Литургии (Василия Великого которая служится в воскресные дни, Иоанна Златоустого, которая служится в дни субботние) являются днями, когда поста вообще не было. В современном богослужебном уставе в эти дни пост сильно послабляется, они являются днями радости, празднования, служения Литургии.

Дни поста настолько сугубы, что в это время даже не читается Евангелие, евангельские тексты заменяются, в большей степени, чтениями Ветхого Завета. Читается Книга Бытия, Книга пророка Исаии и Книга премудрости Соломоновой. Евангелие, книга Нового Завета, говорит нам о новой жизни, о жизни во Христе, к которой человек должен себя готовить. Ветхий Завет, как говорил об этом апостол Павел, — это детоводитель, педагог, который приводит к Евангелию.

Великий пост — это тот самый путь вхождения в Евангелие, которое начинает звучать на Страстной неделе. Очень интересно нам об этом говорит устав. Дело в том, что до Страстной недели Евангелие не читается, а вот именно на Страстной всё Четвероевангелие прочитывается во время чтения часов. До середины Евангелия от Иоанна, до момента Тайной Вечери, который потом открывается через Великий четверг и далее идет уже по нарастающей.

Великий пост — это не только наше внешнее дело, и даже не наша внутренняя борьба с грехом, не только наша внутренняя аскетика, не только осмысление себя самого и проверка своей совести, покаяние, проверка своих мыслей и концентрации внимания на молитве. Не только. Пост, прежде всего, является инструментом, тем средством, которое должно так человека раскрыть, что Страстная седмица становится для него совершенно реальным входом в Евангелие.

И вот тогда Страстная неделя начинается даже уже с Лазаревой субботы, с шестой недели, которая называется неделей Ваий. Это уже открытые страницы Евангелия, куда мы входим вместе всей Церковью и начинаем здесь жить.

По сути своей, Страстная неделя — это Евангелие. Она вся посвящена жизни внутри Евангелия, тому, что человек постом дозревает как особый плод, который способен в Евангелии себя совершенно раскрыть для тех смыслов и для той настоящей жизни Церкви, которая выявляется во время Страстной недели.

Светоносный пост

Очень хорошее дело, когда человек во время Великого поста открывает для себя Священное Писание и внимательным образом начинает читать Ветхий Завет, те самые знаменитые книги, которые прочитываются во время Великого поста: Книга Бытия и Исхода, Пророчества Исаии, Книга Иова, которая уже сама читается во время Страстной недели.

Ветхий Завет раскрывает нам глубочайшие смыслы, он очень современен. Ветхий Завет не означает забытое прошлое нашей Церкви, которое нам нужно только для того, чтобы подчеркнуть свою преемственность и основание на древних пророчествах. Нет, Ветхий Завет жив в своих смыслах. Он, может быть, умер в своих строгостях и постановлениях относительно внешнего исполнения закона, это действительно так. Но с точки зрения того, как Ветхий Завет показывает глубину отношения человека к Богу, он жив, конечно, и на сегодняшний день.

Вернемся к молитвам, звучащим на богослужениях, которые действительно, к величайшему сожалению, очень многими просто не могут посещаться из-за того, что люди работают.

Понедельник первой недели Великого поста. Седален звучит так: «Всечестное воздержание начнем светло». Я уже говорил о свете. Эта тема света, просвещающего, пронзительного, одухотворяющего, звучит на протяжении всего Великого поста.

«Лучами сияюще святых заповедей Христа Бога нашего, / любве светлостию, молитвы блистанием, / чистоты очищением, благомужества крепостию: / яко да светоносни предварим во святое и тридневное Воскресение, / осиявающее нетление миру».

Вот так, удивительно, сразу, пронзительно открывается Великий пост в своем богослужении для приходящих в него.

Дальше, стихира на стиховне:

«Прииде пост, мати целомудрия, обличитель грехов, проповедник покаяния, жительство Ангелов, и спасение человеков; вернии возопиим: Боже, помилуй нас».

Понедельник первой недели, первый день поста весь пронизан замечательными словами, удивительными, радостными и живыми песнопениями.

Понедельнику второй недели Великого поста. Пост, так лесенка двигает нас вверх, чтобы ввести в Страстную неделю:

«Постимся от страстей гнева, насладимся любовью неложной, напитаем убогих хлебом, божественной питаемые благодатью, и слезами слезы угасим будущего изречения».

Здесь уже серьезное глубокое отношение к самому себе. Мы постимся от страстей гнева, чтобы насладиться истиной любовью, мы напитаем убогих хлебом, потому что мы сами напитались Божественной благодатью. Вот такие удивительные сопоставления. Или далее:

«Время веселое поста, темже чистоты световидныя, и любве чистыя, молитвы светозарныя, и всякия иныя добродетели насытившеся богатно, светло возопиим».

Сколько света в этих строчках!

Свет, который воссияет в наших сердцах, должен нас привести к поклонению Честного и Животворящего Креста.

На Крестопоклонной мы слышим:

«Поста водою сердца очистивше, древо Крестное верно обымем, на немже Христос вися, воду нам оставления яко Благодетель источи».

«Воду оставления» — воду очищения грехов, воду прощения. «Крестным ветрилом окрилившеся, корабль спасительный се поста преполовивше, Мессиа Иисусе Боже, имже нас страсти Твоея к пристанищу окорми».

Это среда Крестопоклонной недели поста, где самая середина поста. Мы переплываем со всей Церковью это море, и наш корабль спасения несет нас туда, в Страстную неделю.

Далее:

«Очистивше чувства пощения светом, Креста мысленными лучами, богатно вернии озаримся, и сей благоговейно предлежащий днесь зряще(то есть крест перед нами лежащий), устнами чистыми, и усты и сердцем целуем». «Трилучное Солнце, трисиянный Свете, Боже Отче, Сыне, и Святый Душе, безначальное Естество, и славо, поющия Тя избави от бед».

Брать в руки книгу и читать

Бывает, что во время богослужения в некоторых храмах тексты читаются так, что их понять невозможно. Нужно самим брать в руки книги, читать и наслаждаться, потому что, на самом деле, тексты очень сложные, и действительно требуют не просто слышания, а глубокого в них вхождения.

Я священник почти 23 года, и понятно, что эти тексты знаю. Но я их знаю еще и потому, что выхожу на клирос и всегда их сам читаю, мне без этого как-то не служится. Мне кажется, каждый христианин должен уметь входить в литургическую жизнь через тексты. Их никто нам не мешает читать, ведь мы с удовольствием просматриваем массу «полезных советов» священников на какие-то совершенно неважные случаи жизни. Гораздо полезнее найти богослужебные тексты.

Вернувшись с работы, можно зайти в интернет, но вместо того, чтоб посмотреть там какие-то новости или какие-то проходящие статьи, даже на хороших православных сайтах, лучше открыть Постную Триодь и посмотреть, а как сегодня служила Церковь, а какие сегодня песнопения раздавались, а что было сегодня прочитано. Мне кажется, что это было бы замечательным проведением поста.

Последний призыв к покаянию

Пятая неделя — чтение Великого покаянного канона, Стояние Марии Египетской, чтение её жития, особый, последний призыв к покаянию во время Великого поста.

Шестая неделя — неделя Ваий. Все песнопения, все каноны посвящены одному: Христос уже идет воскрешать Лазаря.

«Светоносный праздник срящим(то есть встретим) вернии, предпразднствующе его днесь светло, да живоносную сподобимся страсть видети. Грядет, и идет Христос ко Иерусалиму яко Царь, седя на жребяти осли, языческое подклонити безсловесие под ярем Отцу».

Уже звучат нотки, предваряющие Страстную неделю. Христос уже грядет к Иерусалиму, приближается к Своему страданию. Они звучат, после того, как Христос исцеляет отрока бесноватогом и говорит апостолам, что мы скоро с вами идем в Иерусалим, где Сыну Человеческому надлежит пострадать.

В это воскресение, когда Христос снова говорит им, что «мы идем в Иерусалим», апостол попросит Его: «Дай нам сесть по правую и по левую сторону от Тебя». И тогда Христос им отвечает: «Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?» Эти слова, относятся ко всем нам — что мы хотим от Христа, что мы ждем от поста, желаем ли мы от него каких-то приобретений, даже очень благочестивых, но приобретений для себя, или мы желаем креститься Его крещением и пить Его чашу.

Вот этот вопрос, который очень важно ставить сегодня для каждого постящегося: в чем для тебя смысл креститься Его крещением, то есть погружаться в Его смерть, и пить чашу Его страданий? Это и есть вхождение в Страстную неделю. Вот тот вопрос, который ставится перед учениками, перед нами, перед апостолами. Христос грядет:

«Отверзеся преддверие лазарева животвория(то есть открывается преддверие, двери Лазарева, то есть творения новой жизни для Лазаря): Христос Бо грядет, яко от сна воздвигнути умершаго, поборити жизнию смерть»

В понедельник звучат эти слова, которые предваряют Воскресение Христово, потому что Лазарево воскресение — это прообраз Воскресения Спасителя.

Далее — среда. «Просветившеся душами, постом чисты усрести пойдем Христа, ко Иерусалиму грядущаго плотию». То есть, очищенные постом, пойдем встретить Христа. Далее: «Марфу и Марию вернии подражающее», — вот уже начинается вхождение в Евангелие. Мы становимся евангельскими персонажами, теми, о ком говорит Евангелие.

«Марфу и Марию вернии подражающе, ко Господу послем Божественная деяния яко молитвы, яко да пришед наш ум воскресит, мертв лежащий люте во гробе лености нечувственный, страха Божественнаго никакоже ощущающий, и действ животных ныне не имущий, зовуще: виждь, Господи, и якоже друга Твоего Лазаря древле, Щедре, предстанием воздвигл еси страшным, сице всех оживи, подаяй велию милость».

Время оживления

Пост — не время умерщвления, а время когда мы должны действительно ожить. И вот оказывается, что каждый из нас действительно становится в эту неделю другом Божьим Лазарем, которого Господь идет воскресить, которого Господь идет воздвигнуть лежащего, как здесь написано: «Люте во гробе лености нечувственный, страха Божественнаго никакоже ощущающий, и действ жизненных никаких ныне не имеющий». Удивительное состояние мертвенности.

Вечер пятницы это шестой недели, предваряющий субботу, Лазарево воскресение. Уже поется такое песнопение: «Душеполезную совершивше четыредесятницу, и святую седмицу страсти Твоея, просим видети, Человеколюбче». То есть пост закончился, в пятницу шестой недели. И мы просим показать нам Страстную неделю. «Еже прославити в ней величия Твоя, и неизреченное нас деля смотрение Твое, единомудренно вопиюще: Господи, слава Тебе».

И далее иная стихия:

«Душеполезную совершивше Четыредесятницу, возопиим: радуйся граде Вифание, отечество Лазарево. Радуйтеся Марфа и Мариа, того сестры, заутра бо Христос приходит, оживити глаголом умершаго брата: Егоже глас услышав, горький и несытый ад, страхом вострепетав, и вельми возстенав, отпустит Лазаря укройми обязана(то есть пеленами повязана): Егоже чудеси собор еврейский удивився, с ваием и ветвьми Того срящут, и явятся похваляющии дети, Емуже завидят отцы. Благословен грядый во имя Господне Царь Израилев».

«Горький и несытый ад», — какие удивительные слова, характеризующие эту адскую сущность.

Вот уже приближается Господь ко гробу Лазаря, на следующий день — это Лазарева суббота, во время которой уже поется песнопение «Воскресение Христово видевше», а после нее совершается вход Господень в Иерусалим, это вход в Страстную неделю, вход всей Церкви в Иерусалим, вход каждого из нас в Страстную неделю и наше пребывание в Иерусалиме.

В Святой Великий Понедельник, понедельник Страстной недели звучит совершенно удивительно и пронзительно.

«Грядый Господь к вольней страсти, апостолом глаголаше на пути: се восходим во Иерусалим, и предастся Сын Человеческий, якоже писано о Нем. Придите убо и мы, очищенными смыслы, сшествуим Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним, и услышим вопиюща Его: не ктому в земный Иерусалим за еже страдати, но восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу моему и Богу вашему, и совозвышу вас в горний Иерусалим, в Царство Небесное».

И далее:

«Достигше вернии спасительную страсть Христа Бога, неизреченное Его долготерпение прославим: яко да благоутробием Своим совоздвигнет и нас умерщвленных грехом, яко Благ и Человеколюбец».

«Господи, к таинству неизглаголанному Твоего смотрения, не довлеющи сынов Зеведеовых мати, прошаше Тя, временнаго царства почести дароватися чадом ея: но вместо тоя, чашу смерти обещал еси пити другом Твоим: юже чашу прежде сих пити Сам глаголал еси, грехов очищение. Темже Тебе вопием: спасение душ наших, слава Тебе» .

«Господи, совершеннейшая мудрствовати, Твоя наказуя ученики, не уподобитися языком глаголал еси, во еже обладати меньшими: не тако бо будет вам Моим учеником, яко нищий хотя есмь. Первый убо вас, да будет всем слуга: начальствуяй же, яко начальствуемый: предызящный же, яко последнейший. Ибо приидох Сам обнищавшему Адаму послужити, и избавление дати за многих душу Мою, вопиющих Ми: слава Тебе».

Вот такие песнопения начинают наш вход в Страстную неделю. Каждый из нас призывается войти вместе с апостолами, войти в эту страсть, пить эту чашу, погрузиться в это крещение. «…убо и мы, очищенными смыслы, сшествуим Ему, сраспнемся, и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним».

Понятно, что цитирую очень маленькую часть замечательных текстов, удивительных песнопений, из которых соткано богослужение Великого поста. Но именно богослужение дает осмысление того пути, по которому мы идем.

Есть перевод текста богослужения на русский. Но, мне кажется, русский язык все равно не передаст той глубины и той красоты, и той трогательности этих песнопений. Мы можем сообщаться с русским текстом, чтобы больше, в него вникать. Но я понимаю, сколь ко мы потеряем, если этот церковнославянский текст исчезнет из нашего богослужения.

Литургия Василия Великого

Одним из особенных богослужений Великого поста является служение Литургии Василия Великого. Эта Литургия служится десять раз в году. В сочельник Рождества, потом в следующий день — день памяти самого Василия Великого, на святках, и следующий день, следующая Литургия — это сочельник Крещения. После этого семь Литургий Василия Великого служатся только Великим постом по воскресеньям, кроме, скажем, Входа Господня в Иерусалим, это — Литургия Иоанна Златоустого. И также это Литургия Великого Четверга и Литургия Великой Субботы.

Для современных прихожан не видно различия между литургией Василия Великого и Иоанна Златоустого, потому что само различие заключается в анафоре, которую читает священник у алтаря, то есть в самой молитве возношения, в самом Евхаристическом каноне. У нас так традиционно сложилось, что практически во всех храмах священник читает эти молитвы тайно, секретно. То есть они не звучат для всех прихожан. Поэтому смысл служить Литургию Василия Великого Великим постом неочевиден. Хотя различие ясно, и анафора Василия Великого действительно очень соответствует духу Великого поста.

В некоторых храмах Москвы, слава Богу, всё-таки священники читают евхаристические молитвы вслух, в том числе и в нашем храме. Но она всё равно доступна не всем. Но, кто интересуется — может найти тексты молитвы. Можно ходить на Литургию Василия Великого и держать перед собой текст анафоры и прочитывать его глазами.

Я хотел бы обратить внимание на эпиклезу. Эпиклеза — это та часть анафоры, во время которой священник, призывая благодать Святого Духа на хлеб и вино, благословляет их. И хлеб и вино, лежащие на престоле, прелагаются молитвой всей Церкви в Тело и Кровь Христовы. Что слышат прихожане: «Даде святым Своим учеником и апостолом, рек: приимите: ядите, Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов» . Священник произносит:

«Подобие и чашу от плода лозного прием, растворив, благодарив, благословив, освятив, даде святым Своим учеником и апостолом, рек: Пийте от нея вси, сия есть кровь Моя новаго завета, яже за вы, и за многия изливаемая во оставление грехов».

Мы эти слова знаем хорошо, они звучат на Литургии Иоанна Златоустого, и почти так же они звучат на Литургии Василия Великого. Они произносятся вслух, и поэтому очень многие прихожане уверены, что это и есть те самые слова, когда хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христовыми. Но после этих слов как раз наступает сама молитва, призывание Святого Духа, дальше священник молится, преклонив голову:

«Сие творите в Мое воспоминание; (слова Христа на Тайной Вечере) елижды бы аще ясте Хлеб сей (то есть тогда, когда вы едите хлеб сей), и Чашу сию пиете, мою смерть возвещаете, мое воскресение исповедаете. Поминающе убо, Владыко, и мы спасительная Его страдания, животворящий Крест, тридневное погребение, еже из мертвых Воскресение, еже на небеса возшествие, еже одесную Тебе, Бога и Отца, седение, и славное и страшное Его второе пришествие: Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся. Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш».

Вот таким образом эта молитва звучит в полноте.

Когда мы присутствуем на Божественной Литургии, Церковь погружает нас в вечность, потому что одновременно происходят все события: и то, что происходило исторически давно, и то, что происходит сейчас с нами, и то, что будет дальше — Страшный Суд Второго Пришествия. И этот момент соприсутствия вечности, очень характерен для переживаний Страстной недели сердцем христианина.

Когда ты вдруг понимаешь, что всё происходит на твоих глазах, что каждый день ты едешь в метро, общаешься на работе, с кем-то ссоришься — это настолько всё не имеет никакого значения, потому что ты находишься в преддверии Вечности, потому что то, что совершается в Иерусалиме, — это не только историческое событие, это то, что совершается всегда. Это жертва Христова, которая приносится сейчас в настоящем времени, и ты в этом настоящем времени пребываешь.

И вот Литургия об этом говорит, потому что Второе Пришествие для тебя — это такая же реальность, как Воскресение Христово, как Его Рождество. Священник, преклонив голову, молится:

«Сего ради, Владыко Пресвятый, и мы, грешнии и недостойнии раби Твои, сподобльшиися служити святому Твоему Жертвеннику, не ради правд наших — не бо сотворихом что благо на земли, — но ради милости Твоея и щедрот Твоих, яже излиял еси богатно на ны, дерзающе приближаемся святому Твоему Жертвеннику. И, предложше вместообразная Святаго Тела и Крове Христа Твоего, Тебе молимся и Тебе призываем, Святе святых, благоволением Твоея благости, приити Духу Твоему Святому на ны и на предлежащия Дары сия, и благословити я, и освятити, и показати.

Хлеб убо сей, самое пречистое Тело Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Чашу же сия, самую честную Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. И затем: Излиянную за живот мира».

В этот момент священник благословляет Святые Дары, кланяется перед престолом. А дальше он говорит такие слова: «Нас же всех от Единаго Хлеба и чаши причащающихся соедини друг ко другу во едино Духа Святаго Причастие». Чтобы все мы в этот момент стали едины с Церковью, чтобы мы в этот момент все были в единстве причастия Духа Святого.

«Нас же всех, от единого Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу во единого Духа причастие, и ни единого нас в суд или во осуждение сотвори причаститися Святаго Тела и Крови Христа Твоего. Но да обрящем милость и благодать со всеми святыми от века Тебе благоугодившими».

И дальше идет молитва ходатайства. Мы молимся Пречистой и Преблагословенной, Славной Владычице нашей Богородице, звучит песнопение «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», творение Иоанна Дамаскина, мы поминаем всех святых и тех святых, которых память совершаем. Мы молимся об упокоении усопших, о всех живущих.

Идет молитва вот с такими словами:

«Еще молим Ти ся, помяни, Господи, Святую Твою Соборную и Апостольскую Церковь, юже от конец даже до конец вселенныя, и умири ю, юже наздал еси Честною Кровию Христа Твоего, и святый храм сей утверди даже до скончания века. Помяни, Господи, иже Дары сия Тебе принесших, и о нихже, имиже, и за нихже сия принесоша.

Помяни, Господи, плодоносящих и добротворящих во святых Твоих Церквах и поминающих убогия. Воздаждь им богатыми Твоими и небесными даровании, даруй им вместо земных небесная, вместо временных — вечная, вместо тленных — нетленная.

Помяни, Господи, иже в пустынех, и горах, и вертепех, и пропастех земных.

Помяни, Господи, иже в девстве, и благоговении, и постничестве, и в чистем жительстве пребывающих. Помяни, Господи, всякое начало и власть, и иже в палате братию нашу, и все воинство. Даруй им глубокий и неотъемлемый мир, возглаголи в сердцах их благая о Церкви Твоей и всех людех Твоих, да в тишине их тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте. Благия во благости соблюди, лукавыя благи сотвори благостию Твоею.

Помяни, Господи, предстоящия люди и ради благословных вин оставльшихся и помилуй их и нас, по множеству милости Твоея: сокровища их исполни всякаго блага: супружества их в мире и единомыслии соблюди: младенцы воспитай, юность настави, старость поддержи, малодушныя утеши, расточенныя собери, прельщенныя обрати и совокупи Святей Твоей Соборней и Апостольстей Церкви: стужаемыя от духов нечистых свободи, плавающим сплавай, путешествующим сшествуй, вдовицам предстани, сирых защити, плененныя избави, недугующия исцели.

На судищи, и в рудах, и в заточениих, и в горьких работах, и всякой скорби, и нужде, и обстоянии сущих помяни, Боже. И всех требующих великаго Твоего благоутробия, и любящих нас, и ненавидящих, и заповедавших нам, недостойным, молитися о них, и вся люди Твоя помяни, Господи Боже наш, и на вся излей богатую Твою милость, всем подая яже ко спасению прошения. И ихже мы не помянухом, неведением, или забвением, или множеством имен, Сам помяни, Боже, ведый коегождо возраст и именование, ведый коегождо от утробы матере его.

Ты бо еси, Господи, помощь безпомощным, надежда — безнадежным, обуреваемым — Спаситель, плавающим — пристанище, недугующим — Врач. Сам всем вся буди, ведый коегождо, и прошение его, дом, и потребу его. Избави, Господи, град сей (или: весь сию, или: святую обитель сию) и всякий град и страну от глада, губительства, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани».

Эта молитва как раз самым глубоким образом показывает, о чем мы молимся и ради чего живем Великим постом: «Даруй нам вместо земных — небесное, вместо временных — вечное, вместо тленных — нетленное». Вот это самое главное, что должно с нами случиться, вот это та вот истинная и гармоничная постановка ценностей нашей жизни.

Выстроить правильно

Хорошо, если Великим постом с человеком это случается, всё выстраивается таким образом, что сначала небесное, потом — земное, сначала вечное, потом — временно, сначала нетленное, потом — тленное. То, что мы просим каждый раз на Литургии, то, к чему мы взыскуем Великим постом. И настоящее глубокое взыскание этого важного должно и не пройти потом с Великим постом, а остаться вместе с нами, как настоящий жизненный камертон, по которому могли бы всегда себя сверять.

Вот по этому поиску Правды Божией, которая в существует мире.

Литургия Преждеосвященных Даров

Еще одна служба Великого поста — Литургия Преждеосвященных Даров, которая совершается в среду и пятницу Великого поста, в понедельник, вторник и среду на Страстной неделе.

Эта Литургия — особенная, потому что, в общем, она должна совершаться вечером, и всегда в древней Церкви она совершалась вечером ради того, чтоб люди могли причаститься Святых Христовых Тайн, потому что в обычные дни люди работают. Но Великий пост — это не просто время проведения в каком-то воздержании и отречении от каких-то продуктов питания или развлечений, или телевизора, или интернета. Это, прежде всего, поиск Христа. Это, прежде всего, ожидание Христа, желание встречи с Ним.

И поэтому ее место, конечно, в вечернее время. Что здесь очень важно: когда мы с вами готовимся к причащению, мы с вечера идем на Всенощное бдение, там исповедуемся, с 12-ти часов ночи ничего не едим, а потом спокойно ложимся спать, просыпаемся — и мы присутствуем на Литургии. Вроде, так как бы всё хорошо и правильно.

Здесь же Литургия — это вечер, когда мы целый день не только ничего не едим. Очень важно, что целый день ты проводишь в ожидании встречи со Христом, целый день реально стремишься этот день так провести глубоко и наполнено, чтобы ничто тебя не отлучило от Христа, чтобы ничто тебе не помешало встретиться с Богом, чтобы ничто тебе не помешало причастится Святых Христовых Тайн.

Вы представляете себе, насколько это действительно важно, хоть один, хоть два дня постом так прожить глубоко и серьезно, в постоянной памяти о том, что ты идешь ко Христу, что сегодня вечером ты встретишься со Христом — и Он наполнит тебя Своим содержанием, что в этот день главная пища для тебя — Христос, главное питие для тебя — Христос, главный свет для тебя — Христос, главная радость для тебя — Христос. Всё, что в этот день есть для тебя главного — это Христос.

Ты живешь, как обычно, выполняешь свои обычные функции, то, что ты должен делать: ответственно идешь на работу, встречаешься с людьми, делаешь какие-то необходимые дела по дому, можешь ездить в магазин, но, тем не менее, главное, что наполняет твое сердце, — ожидание пришествия в храм, где ты наконец-то можешь встретиться со Христом.

Это очень непросто, очень серьезно. Ты вдруг понимаешь, что такое жить со Христом, какая это радость.

Мы не знаем, что будет

— Как совместить радость поста и ожидание того, чем он закончится, ведь мы знаем, что он закончится Страстями Христовыми?

— Мы не знаем этого, на самом деле. Мы как бы думаем, что знаем. То есть мы знаем расписание богослужений, знаем расписание поста. Но мы не ведаем, что будет с нами.

Ведь это же событие не гражданского календаря, когда мы празднуем какие-то гражданские праздники: день рождения — это тортик, Новый год — ёлка, салат оливье и бесконечное пьянство в течение десяти дней и так далее. Вот тут-то мы точно знаем, что будет: ровно то, что было в прошлом году, в позапрошлом году и так далее, и тому подобное.

А вот что будет в Страстную седмицу, на самом деле, не знаем. Мы каждый год бываем в это время уже другими людьми, у нас никогда не повторяется одна и та же Пасха, у нас никогда не повторяется одна и та же Страстная неделя, у нас никогда не повторяется наш день во Христе таким, каким был прошлый, потому что это всегда вхождение в Вечность, а не повторение внешних событий.

И тексты богослужения для нас звучат по-разному. Вроде бы, слова те же самые, но проникают они в нас каждый раз по-новому. Так и Евангелие — книга, которая лежит перед нами, и мы читаем каждый день, но если мы читаем всерьез, то она каждый раз для нас — новая книга.

— Как совместить реальность церковной жизни и повседневной, не расплескать то, что принесло богослужение в городской суете?

— Мне кажется, что здесь просто важно поставить себе цель хранить память о Боге. Всё время себе напоминать, чтоб в тебе звучали эти отголоски песнопений, как я вам эти коротенькие песнопения: «Свет, Христе, душу мою просвети и очисть». Вот едешь в метро, и вдруг закрыл глаза и сказал: «Свете, Христе, душу мою наполни Тобою». И всё, едешь себе уже дальше радостно и спокойно. Вот какое-то одно слово, одна молитва небольшая, произнесенная от сердца, с памятью об этом дне, когда вы пережили какое-то глубокое серьезное настроение, возвращает вас в присутствие Божие.

Постоянное возвращение в присутствие Божие дает нам силы везде пребывать в любой момент в состоянии поста. Это очень серьезные вещи — молитвы великопостные, о которых я сегодня говорил. Их хорошо бы хоть за одну молитву зацепиться и в сердце держать — и она сама будет держать человека.

— А если дело не в том, что ты забываешь о Боге, ты помнишь о Боге, но земных вещей хочешь куда больше, чем вот этого самого просвещения…

— В этом смысле как раз пост называется временем труда, временем подвига. Мы должны как-то привлечь силы своей души, чтоб наше сердце взять и перевернуть в сторону от земного — к небесному, от тленного — к нетленному, от временного — к вечному. Как раз и задача наша это сделать.

Пост — время духовной борьбы, это не время неких медитаций над прекрасными священными текстами. Священные тексты просто эту борьбу делают для нас радостной, наполненной смыслом.

— Читая текст «Умрем для житейских страстей», мы привыкли к слову «страсти». Почему житейские, что это значит? Это обычные страсти, которые мы привыкли перечислять в своих молитвах, или это привязанность к миру; вот я хочу в театр сходить, телевизор посмотреть…

— В театр сходить, телевизор посмотреть — это, собственно говоря, не может быть страстью, иногда человеку надо просто отдохнуть от какого-то серьезного напряжения, тогда он включает телевизор, как способ отвлечься, в этом ничего страшного-то нет. Или в театр сходить тоже можете. Конечно, Великий пост, может быть, не время для каких-то глупых развлекательных вещей, но я не вижу проблемы, почему Великим постом не сходить на концерт серьезной музыки, например, или не посмотреть хорошего глубокого серьезного фильма. Почему нет, если наполняет смыслом.

Житейские страсти — это то, что нас привязывает к земле, то, о чем говорит молитва из Литургии Василия Великого, когда мы действительно хотим перебороть себя в ту сторону, чтобы у нас всегда вместо земного было небесное. Вот о чем мы просим обычно, когда приходим в храм? Мы просим о земном, понимаете. А Литургия просит о Небесном. Она перевертывает нас, людей.

Вот мы стоим в храме, и вот священник нашими устами начинает говорить: «Даруй им (то есть — нам) вместо земного (за чем они пришли) — небесное (за чем они не пришли), вместо временного (чего они хотят очень) — вечное (чего они не знают ещё), вместо тленного (к чему они привыкли) — нетленное (что они, в общем то, в опыте своем не имеют)». Вот мы об этом молимся, и как раз это и есть труд и путь, и умирание для житейских страстей вот в этом происходит.

Не растерять

— Когда пост заканчивается уже, наступает Светлая седмица, с одной стороны радостно, а с другой стороны грустно, что вот та жизнь, на которую ты, наконец то, настроился, в самом конце поста, начинает вновь распыляться…

— Как сохранить то, что ты приобрел в своей душе — самый большой вопрос. Наверно, нужно сохранить память о том, что для тебя главное, и не растерять её, потому что это так легко сделать в первую неделю после поста, когда действительно разрешение на всё. Но это не значит, что ты теперь можешь разрешить себе вместо небесного — земное, вместо вечного — временное. Это значит, что ты можешь с радостью вкушать Богом благословенные вещи, но сохранить в себе это главное, что ты приобрел, эту вот память о том, что, тебя наполняло Великим постом, и не растерять ее.

Это очень тяжело, но если мы это сделаем, если мы об этом не забудем, если это сохранится в нашем сердце, это действительно окажется для нас величайшей победой над самим собой, произойдет наше внутреннее воскресение из мертвых. Очень-очень важно вот так вот после поста вдруг не возвратиться к себе прежнему, не затмить накопленное прекрасным столом и дружескими стаканом вина.

Надо причащаться, конечно. После поста важно сохранить тягу к причащению Святых Христовых тайн. После поста надо стараться причащаться во время Светлой недели, если можно, вообще ходить на все богослужения Светлой недели. После поста надо сохранить эту ревность по Богу, желание причащаться Святых Христовых Таин.

— Как уйти от уныния, если кажется, что изменяешься, потом останавливаешься, и думаешь, что ничего не сделал…

— Не ставьте перед собой задачи всё время себя оценивать. Вы просто освободите себя от этого. В школе мы все время думали об оценках, боялись получить плохую. Духовная жизнь — не учеба в средней школе, здесь такого не должно быть так. Вы работаете не за оценку, не ради оценки. Как только перестанете думать, какую оценку вам за это поставят — вам сразу станет проще.

Цели ставить перед собой нужно, а вот оценки за достижение этих целей — нет: насколько я эту цель достиг, насколько я это сделал, сколько мне за это причитается баллов. Цель поставлена, да, но это же не значит, что цель нами достигается сразу в течение какого-то времени. Путь к цели может быть длиною во всю жизнь.