Главная » Страница настоятеля » Статьи, интервью » Если есть пространство для любви…

Если есть пространство для любви…

Неузнанность людей, «непознанность» их друг другом — вот главная причина разводов. Отчасти за этим кроется эгоизм, но в большей степени — человеческая незрелость. Прожив целую жизнь, люди так и не понимают, что значит быть любимыми, что это за человек рядом, кто он такой. Невозможность понять другого рождается от непонимания себя. И тогда на первый план отношений выходит нечто инстинктивное — нечто природное и естественное, но совершенно обезображенное человеческой природой и, увы, еще не просветленное умом и ожившим сердцем. Такой брак почти неизбежно разрушается при первых же испытаниях. Конечно, когда люди разводятся после многолетней совместной жизни, здесь можно искать и другие причины. Но наибольший процент разводов приходится на молодые семьи, прожившие от года до четырех лет.

Если молодые люди ощущают себя еще незрелыми, неспособными к решению взрослых проблем, вступать в брак им не стоит. И речь здесь не то чтобы о возрасте, ведь зрелость не годами измеряется. Бывает, что в юности человек умом еще не зрелый, опытом не зрелый, но душой и сердцем — цельный. И восприятие другого в его душе изначально имеет правильное строение. А вот если человек инфантилен, то и прожитые годы на его представления зачастую никак не влияют. Но это ни в коем случае не приговор, не подлежащий отмене. Это скорее диагноз: ведь человек имеет свойство что-то в себе преодолевать — а значит, есть шанс на выздоровление.

Как встать на путь к этому выздоровлению, на путь спасения семьи? Мне как-то встретилась одна молодая пара с очень непростой, но интересной ситуацией. Они вместе около десяти лет, но по-прежнему живут, не расписываясь. При этом они осознают себя христианами и понимают, что их отношения, которые с самого начала строились по-семейному, должны перерасти в брак. У них глубокие, крепкие чувства друг к другу, и в течение долгого времени было все в житейском смысле благополучно — но вдруг в какой-то момент произошел сильнейший кризис непонимания. Испытывая это взаимное неприятие, они оба очень страдали, ощущая, что происходящее — ненормально, что рушится их общая мечта. Причем рушится помимо их сил и воли, они не могут самостоятельно понять, что не дает им возможности быть вместе. И вот со всеми своими вопросами и просьбой о помощи они пришли в Церковь, объединенные общей целью — не потерять друг друга. Это просто удивительно, с каким вниманием и я бы даже сказал, с послушанием, относятся они ко всему, что им говорится! У меня большая надежда, что они смогут вырастить из этих отношений настоящий брак, ведь между ними есть самое главное — любовь. И это живое еще присутствие радости, которой можно лишиться навсегда, заставляет их меняться. А там, где есть желание меняться ради другого, всегда велика вероятность преодоления. Бывает, что супругам тяжело и болезненно слышать друг от друга какие-то вещи, касающиеся проблем в браке. Это вызывает отторжение, желание оправдаться или обвинить другого. Но когда те же люди что-то слышат от священника, как бы со стороны, они оказываются готовы к этому прислушаться, каждый порознь. Главное — услышать этот разумный голос.

В ряду причин распада супружеских союзов важное место занимает наличие ближайших родственников, целенаправленно тот или иной союз разрушающих. К сожалению, наши семьи во многом формируются кривобоко. В неполных семьях отношения «мать-сын», «мать-дочь» очень своеобразные и сложные. И здесь налицо материнское чувство собственничества, с одной стороны, и желание постоянно защищать и оберегать — с другой. Девиз матери-одиночки «мне никто не нужен кроме моего ребенка» становится причиной трагедии, когда выросшее дитя вступает в брак, поскольку трансформируется в «не нужен нам он/она, без него обойдемся»… И человек, выросший в неполной семье, остается заложником ситуации. Не зря же Библия нам говорит: Оставит человек отца своего и матерь свою, и прилепится к жене своей. Ичто Господь сочетал, человек да не разлучает — вот определенный нам принцип жизни, который хранит семью от разрушительных отношений с родственниками.

В чем состоит познание своего супруга? По сути это глубинное узнавание в другом своей истинной жизни. Как Адам смотрит на Еву? Плоть от плоти моей…Спрашивают порой, всегда ли это возможно. Да, не каждому дано встретить свою половину. Но иногда человек встречает множество потенциально близких людей, но остается мертвым, бесчувственным, нераскрытым. У него многое в жизни получается, он достигает определённого успеха. Но при этом перед нами абсолютный слепец, который видит мир вокруг себя как нечто ему принадлежащее. Мир для него — это объект, и тогда всякая встреча с кем-то — это встреча с объектом. И перевод из объекта в субъект — очень сложный процесс для таких людей. Даже в Церкви в таком случае многое остается объектом. При этом речь может идти об очень активном христианине, внешне все очень правильно делающем. Но все остается объектом, даже человек, к которому он проявляет милость. Откуда тогда взяться любви в браке?

А если нет любви – вообще нет никакого смысла, ни в чем. Апостол Павел пишет, что даже мертвых воскрешать нет смысла без любви. Если же брак сохраняется ради детей, значит, все-таки в нем присутствует любовь — любовь к детям, по крайней мере. Если есть хоть какое-то пространство для любви, не стоит терять надежды.

Жизнь многообразна, и сохранение семьи в ней в зависимости от внутренних условий может быть как добродетелью, так и болезнью, а иногда и просто преступлением, когда терпят нечто такое, чего терпеть нельзя. Есть безусловные причины, при которых развод не только допустим, но и зачастую неизбежен (алкоголизм, измена и проч.). Но важно понимать, что это не столько причины, сколько свидетельства того, что брак при таких вещах невозможен, бессмыслен, что брак уже разрушен. То последнее, что рушит семью — какой-то пьяный удар, к примеру — немыслимо вне контекста всей остальной жизни этой семьи. Поэтому здесь не количество ударов, нанесенных супруге, имеет значение, а то развитие отношений, в котором эти удары оказались последними. Что касается алкоголизма, он бывает разный; есть такие люди, которые могут терпеть этот недостаток своего супруга или супруги. Человек с таким недугом может быть слабым, но добрым, и такого можно только жалеть. А есть алкоголизм в форме не просто агрессии, а беснования, при котором через опьянение разжигается в человеке все самое низменное, отвратительное и мерзкое. И это никак нельзя терпеть, потому что это уничтожает всё вокруг себя.

Нередко один из супругов в браке попросту пользуется другим. Муж пользуется комфортной ситуацией, когда жена его содержит. Жена пользуется мужем для оплодотворения, из желания иметь детей, из представления, что должен быть законный супруг, «какой-никакой — а мой». Такая ситуация — почти биологическая, ее и браком-то назвать тяжело. И очень многие семьи живут именно в таком полу-биологическом состоянии. Причем вопрос помощи священства подобной супружеской паре очень затруднен. Это такая нора, где вообще непонятно, зачем люди сходятся. Вопрос познанности или непознанности здесь роли не играет. Ни о каком родстве душ речи тоже не идет, действуют какие-то иные механизмы. С чем это можно сравнить? Вот знаете, есть такая основательная вещь — огород. И нередко внешняя забота об огороде наполняет жизнь семьи неким содержанием и, как кажется, некой осмысленностью. Все ждут — не дождутся, когда же настанет месяц май и можно будет заняться своим участком. Вот она — семейная жизнь, а точнее то, что ее имитирует…

Мы должны понимать, что архетип семьи действительно идет из первобытно-общинного строя: из огорода, из того, что надо иметь работника в доме. Но это архетип не библейский, не евангельский, примитивный. Когда мы сегодня говорим о семье с точки зрения Евангелия, мы говорим об очень высоком идеале, фактически о жизни в браке как в Царствии Небесном. Семей, способных этот идеал вместить, мало. Идеального в мире вообще очень мало. Но если мы взыскуем того супружества, к которому нас зовет Евангелие, то должны понимать что оно зиждется на любви. Не на экономике, не на многодетности, не на идее семьи — а на самой любви. И очень важно, что этот смысл брака встал на первое место, и в понимании отдельных людей, и в понимании общественном. Сейчас мы как бы заново начинаем христианскую жизнь. Мы наконец-то стали читать Евангелие. Но нас еще преследует, к сожалению, огромное количество стереотипов, от которых надо бы освободиться. Внешне они носят православный благочестивый характер, но суть их далека от нашей веры. Например, крепкая, дружная и хозяйственная семья совсем не обязательно есть эталон семьи христианской. Точно так же и многодетность не является каким-то обязательным условием того, чтобы брак верующих людей состоялся глубоко и по-настоящему.

Многие люди, пришедшие в Церковь, находятся сегодня в самом начале пути осмысления того, что такое Таинство Брака. В этой области церковной жизни еще остается много неразрешенных вопросов. Например, считается ли браком брак невенчанный и разводом — распад такого союза? В последнее время укоренилось мнение, что если расторгается церковный брак — это страшный грех, а если нецерковный — ничего страшного, можно еще раз жениться. И так бывает очень часто: у человека два, три штампа в паспорте, а венчаться он идет, как впервые, и полагает законным считать, что этот брак у него первый, а прежних жен «не было» в его жизни. На это можно сказать, что венчались ли супруги или только зарегистрировались в загсе, они, безусловно, являются супругами и расторжение их союза является по сути своей разводом.

В целом, что бы ни происходило, люди должны разговаривать друг с другом — много разговаривать. Если чувствуешь, что отношения дают трещинки, не нужно это накапливать в себе, внутренние проблемы семьи должны разрешаться сразу. Никогда нелишне обратиться к священнику за советом, но только если есть доверие с обеих сторон. И, конечно же, важно просто молиться сердцем…