Чтение апостола

После Трисвятого в храме происходит чтение апостола. Эта часть Литургии Слова очень древняя. Когда в первые века христианства община собиралась для воспоминания о Тайной вечери, прежде всего ей возвещалась благая весть. Приходил апостол и начинал по Писаниям доказывать, что Иисус есть Христос, приводил отрывки из пророчеств Ветхого Завета о мессии, тем самым показывая, что то, что говорится в Ветхом Завете, то, что говорится в Священном Писании, сбылось именно на Иисусе, который был распят и воскрес. Это была самая главная часть апостольского благовестия. 
Отрывки этой проповеди зафиксированы в прокимнах, которые возглашаются после Трисвятого перед чтением Деяний или Посланий святых апостолов. Это отрывки ветхозаветных пророчеств, прежде всего, конечно же, отрывки Псалтири царя и пророка Давида, в которых наиболее очевидно и часто встречаются пророчества о пришествии Христа. Раньше они зачитывались и пропевались полностью, но со временем сократились до двух строчек, одна из которых обычно является начальной строчкой псалма, а другая взята из середины. 
В западной римской евхаристии, мессе, псалом до сих пор перед чтением Евангелия прочитывается полностью и как бы является настоящим прокимном, предвозвестником следующего чтения Нового Завета. В православной Церкви ветхозаветное пророчество полностью читается на вечерне при службе Великим праздникам, - это так называемые Паремии, то есть отрывки из Ветхого Завета, посвященные памяти Пресвятой Богородицы, Великим праздникам Господским или памяти святых. Выбираются отрывки из Священного Писания соответствующие по духу и по смыслу празднуемому событию. Так называемые избранные псалмы также пропеваются нами во время величания на утрене, - хор провозглашает строчку из избранного псалма, посвященного празднику, и потом, как рефрен, поет величание. Все это отголоски той древней Литургии, на которой чтение Священного писания и особенно Ветхого Завета занимало очень большое место. 
Затем, после чтения ветхозаветных текстов, пришедший в общину апостол говорил о самом Христе. Он возвещал учение Христово, которое потом стало Евангелием (ведь Евангелие сначала было Священным Преданием Церкви, и только спустя несколько десятилетий апостолы зафиксировали свою устную проповедь письменно). Каждый апостол нес Евангелие, которое было либо его личным опытом общения со Христом, либо пережитым им рассказом, услышанным от тех людей, которые видели и слышали Христа. Как пишет Иоанн Богослов в одном из своих соборных послании, - то, что видели наши глаза, то что слышали наши уши, то, что мы осязали своими руками, это мы и возвещаем вам. Поэтому место Евангелия - это место самого апостола, прочитывающего это Евангелие. 
Апостольская Церковь живет апостольской проповедью, и сейчас, когда мы слышим чтение апостольского послания, - это присутствие самого апостола в Церкви. 
Апостолы писали Церквам. То, что мы знаем как послания апостолов, это их письма, самые обыкновенные письма своим близким людям, знакомым им общинам из ссылки, из путешествий, с места своей проповеди. Эти письма от своего учителя, с которым не было возможности общаться лицом к лицу, община прочитывала по сыновнему, очень внимательно и с большой любовью, а потом передавала соседнему храму, соседней общине. Так эти письма становились доступными всем христианам. И сейчас мы их читаем и слышим. Они как бы встали перед Евангелием, между пророчеством Ветхого Завета о Христе и исполнением этих пророчеств в самом Евангелии. 
Чтец, который читает эти послания, стоит посередине храма, как сам апостол, пришедший в общину христиан и возвещающий людям спасение, которое Господь принес в мир, а дьякон совершает каждение алтаря, того, кто читает апостол, а потом всех молящихся. 
Священник во время чтения апостола сидит, как равноапостольный, как тот, кто теперь в общине знаменует собой присутствие апостольства, является продолжателем апостольского служения, - ведет людей ко Христу, и возвещает людям правду Божию. 
Вот смысл чтения апостольского и потом евангельского. 
После того, как Апостол прочитан, чтец возглашает - Аллилуия, это относится уже не к Апостолу, а к чтению Евангелия, о котором мы будем говорить позднее.