Чтение Евангелия

Центральное место в Литургии Слова, конечно, занимает само Евангелие. Можно даже сказать, что эта часть Литургии посвящена Евангелию, и все, что происходит на ней является некоей подготовкой к тому, чтобы Евангелие было явлено и прочтено. 
В Литургии Слова, которая называется еще и Литургией оглашенных, есть даже некая самостоятельная жизнь и завершенность, она является как бы самостоятельной частью службы, потому что для оглашенных, она заканчивается именно чтением Евангелия, после которого по правилам древней Церкви они должны покинуть храм. 
Это действительно - Литургия, это явление, которое имеет очень большое значение для каждого, пребывающего в храме в этот момент. 
То Евангелие, которые мы сейчас читаем, было написано в период приблизительно с 60 года до 110-115 года, то есть в течение нескольких десятилетий Евангелие было только Священным Преданием, которое апостолы передавали устно. И все же это было Евангелие, это было слово Божие. И неважно, было ли оно записано в книгу или нет. Но, тем не менее, Евангелие, как Священное Писание, достаточно рано появилось в жизни Церкви, как явление Слова Божия, и отношение к нему было исключительно серьезное. 
На Пасху мы слышим слова Евангелия от Иоанна: Сначала было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Очень часто в Священном Писании, у святых отцов Иисус Христос, Сын Божий, называется Словом Божиим, Божественным Логосом. И когда мы открываем первую книгу Библии, Книгу Бытия, по структуре она начинается очень похоже на первые строки Евангелия от Иоанна: Вначале сотворил Бог... То есть о вхождение в сотворение, вхождении в новую жизнь говорится очень похоже на начало Евангелия. Затем в Библии описывается, как происходит творение: и сказал Бог, да будет свет... Бог изрекает свое Слово. И весь мир творится через Слово Божие. Об этом написано в пророчестве у царя пророка Давида: Словом Господним небеса утвердишася и духом уст Его вся сила их. 
Мир, если можно так сказать, "словесен", он действительно через Слово принимает свое бытие. Слово Божие настолько всесильно и всемогуще, что через вторую ипостась Святой Троицы весь мир из небытия приходит в свое бытие. 
В послании к евреям апостол Павел так определяет Слово Божие: Слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: Оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет. 
И вот Слово стало плотью. Господь явился в мир, как воплощенное Слово. И принес в этот мир Свое Слово, которое мы теперь имеем в Евангелие. Это слово отождествимо с Самим Словом Божиим, с самим Христом. Оно онтологично Ему Самому. Сам Господь пребывает в Евангелии. Это Слово, действительно, живо и действенно. 
Евангелие - это не просто напечатанные определенным шрифтом буквы, выстроенные в строчки, разделенные на стихи, на главы и несущие некую информацию, как мы привыкли относится к книге. Это совсем не то, потому что никогда написанное автором не отождествимо с ним, даже если это автобиография. Никогда сотворенное человеком, - написанное в книге, изображенное на картине, или воплощенное в музыке, - не может быть самим исполнителем, самим автором, самим творцом. 
А вот Евангелие, оставлено нам Богом, как чудо пребывания Бога в Своем Слове. На это указывают даже некоторые моменты самого богослужения. Например, во время архиерейского богослужения архиерей снимает с себя омофор и митру, знаки своего первосвященства, знаки того, что он возглавляет Литургию, как Христос возглавлял тайную вечерю. Он уходит в сторону, потому что сейчас Господь Сам присутствует и Сам говорит. 
Когда на всенощной выносят Евангелие, мы прикладываемся к нему вместо иконы воскресения Христова, потому что это Слово Божие, воплощенное и воскресшее. Евангелию кадит священник, Евангелие мы целуем, когда Господь прощает нам грехи на исповеди. Евангелие, в общем-то, являет собой икону, образ Божий. И когда мы говорим о чтении Евангелия во время Божественной Литургии, о месте его в жизни христианина, оно может быть правильно определено как явление в этот момент Слова Божия, как присутствие на Литургии Самого Христа. 

Существует такое мнение, что если бы вдруг Евангелие, как книга, исчезло, то его можно было бы полностью восстановить по писаниям ранних отцов христианства, настолько точно и полно они его цитируют. И вот что удивительно и замечательно: Церковь в то время распространялась, как благовестие того Евангелия, которого никто на столе не имел, ежедневно не читал, а может быть и в руках никогда не держал. 
Книга была одной из самых колоссальных ценностей античного мира, и даже не все богатые люди могли иметь книги в своем доме. В течение веков многим христианам только в храме во время богослужения была дана возможность приобщиться Слова Божия, узнать его, чтобы потом им жить, за него страдать и его воплощать в своей жизни. 
Евангелие - это знамя Церкви, ее духовное сокровище. Внесение Евангелия в храм являлось как бы вхождением в храм вместе со Христом, а само звучание Евангелия - кульминацией Литургии Слова. Можно сказать, что это было действительно причащением Самому Христу, - Слово Божие звучит, и ты его воспринимаешь, соединяешься с ним, оно проходит в тебя, как меч обоюдоострый, и судит твои помышления и намерения сердечные. 
Поэтому не удивительно, что в житиях святых встречаются такие истории, как с Антонием Великим, который пришел в церковь, услышал воскресное евангельское чтение про богатого юношу, вышел из храма, раздал свое имение и ушел в пустыню. Он понял, что эти слова Господь говорит ему, приобщился Слову Божию и на всю жизнь стал другим. И это не единственный случай, Церковь так жила, и живет, конечно, по сей день. 
Когда Евангелие звучит в храме, по благодатной силе своего воздействия это совершенно то же самое, как если бы мы жили две тысячи лет назад где-нибудь в Галилейской степи, и Сам Христос нам это говорил, потому что это действие - литургическое. Это то же самое Слово, которое сотворило мир. Этим Словом воскрешались мертвые, слепые прозревали, глухие становились слышащими, хромые начинали ходить, а прокаженные очищались. Ничего не изменилось, потому что Христос вовеки тот же, и слово Его не может с веками оглушиться, обесцениться, потерять свою силу. 
Церковь потому и Церковь, потому она и святая, что каждое мгновение своего существования она тождественна сама себе. То, что в ней происходит, происходит так же, как это было всегда. Христос учит, и Слово Его может все победить. От нас зависит, как мы его слышим, как мы его принимаем, живем им и как мы готовимся к слышанию Слова Божия. 
Вы представьте, как Церковь готовилась слышать Слово Божие, скажем, в 3 веке? Очевидно, что не так, как мы сейчас. Мы почему-то во время Литургии думаем, что можно подождать, пока начнется самое главное, - великий вход, евхаристия, причащение, тогда уж мы начнем молиться. Но все уже давно началось. Когда священник провозглашает Благословено Царство, это Царство уже грядет. 
Для оглашенных чтение Евангелия является самым главным оглашением Словом Божиим, потому что остальное им пока еще недоступно. Они еще не родились во Христе, но Слово Божие их уже преображает. 
Но даже когда оно звучало из уст Самого Господа, люди воспринимали его по разному. Семь тысяч человек уходило в пустыню, все бросив и забыв взять с собой еду, чтобы только слышать Слово Божие. И Господь питал их в пустыне. Он говорит им о хлебе, который сошел с небес, а некоторые ждали, что Он хлеб им будет давать, и люди от Него уходили. Какие странные слова, - говорили они, - кто может это слышать? Но апостолы сказали, - Господи, куда нам идти, ведь Ты имеешь глаголы вечной жизни. Вот эти глаголы вечной жизни и есть Евангелие. 
Слово Божие на Литургии является без сомнения настоящим Богоявлением. Но узнать Христа, услышать Его должны мы. Это этап приобщения Христу, через который мы должны прийти к приобщению Его Тела и Крови. 
Чтение Евангелия в храме - это всегда для нас реальность встречи с Богом. Что с нами происходит в этот момент? Как мы живем этим Словом потом? Какими мы уходим после слышания Евангелия? Это всегда для нас вопрос и всегда суд.