Главная » Страница настоятеля » Беседы » О Литургии » Как сложилась Проскомидия

 

Как сложилась Проскомидия

В чинопоследовании Божественной Литургии можно выделить три части: Проскомидию, Литургию оглашенных и Литургию верных. Сегодня мы поговорим о том, как сложилась Проскомидия, основной смысл которой – приготовление из принесенных хлеба и вина вещества для совершения Таинства. При этом происходит поминовение всех членов Церкви земной и небесной. 
Проскомидия с греческого переводится как «приношение». В общине святых Апостолов у каждого христианина было движение, которое можно назвать словом приношение – приношение как движение души, как смысл собрания, как нечто, объединяющее всех людей воедино. Это приношение заключалось в том, что все всё считали общим. Это очень важный признак Церкви, церковной общины: во первых, как особенно подчеркивалось в книге Деяний святых Апостолов, у всех людей было общее сердце; во-вторых – никто не почитал ничего своим; и в третьих – все всё приносили, чтобы это послужило для блага всех. 
В шестой главе Деяний святых Апостолов говорится об избрании семи дьяконов и об их рукоположении на особое служение, на раздаяние потребностей. А затем описывается история об Анании и Сапфире, которая у некоторых людей вызывает недоумение. Вспомним эту историю. 
Пришли два человека, которые вошли в новый мир христианской жизни, но совместно решили утаить от денег за проданную землю и принести только часть. И когда Анания принес деньги к ногам Апостолов, Петр сказал ему: Почему вы вложили в сердце свое солгать Духу Святому? Ведь разве это всё не ваше было? И после этих слов Анания упал бездыханный. А когда пришла Сапфира, Апостол и ее спросил: За такую ли цену вы продали землю? Она сказала, – да, за такую. Тогда он ее укорил и сказал: Сейчас выносят твоего мужа и тебя вынесут. И она тоже умерла. Страшной такой, неожиданной смертью… 
Это место в Деяниях святых Апостолов как-то ужасает… Как же так, ведь если эту ситуацию рассмотреть с нашей современной прагматической точки зрения, они же принесли деньги в Церковь, никто их не заставлял, эти деньги были их собственными. Так за что же их так страшно наказывать? 
Это очень серьезный вопрос. На самом деле его необходимо осознать для того, чтобы и нам всем от этой болезни исцелиться, потому что современное состояние нашей Церкви и нашей с вами общины очень похоже на состояние души Анании и Сапфиры. 
Анания и Сапфира пришли в общину, где все было общее, – общее сердце, общая жизнь, где Христос царствует. Пришли не за тем, чтобы отдать себя, а чтобы получить эту благость, оставаясь прежними, оставаясь со своей корыстью. 
Так и мы приносим Богу нечто «от своего», а все остальное считаем своим. И никогда это Богу мы не отдадим. Сделаем вид, что мы здесь абсолютно все свои, и будем пользоваться всем богатством благодати Христовой, как свои, потому что оно подается Богом совершенно даром, – его нельзя купить, его нельзя украсть, его нельзя просто присвоить. Оно Богом подается как дар любви. И когда человек приходит, чтобы этот дар любви украсть, чтобы присвоить ложью дар Духа Святаго, то это есть хула на Духа Святаго. Это есть страшная ложь, которой человек готов исказить все существо Церкви. 
Как же удобно в этом мире любви человеку корыстному, человеку лживому, человеку жестокому! Как легко можно сделать управляемым собою этот мир, где все живут по законам любви и доверия! Как легко, придя в этот мир любви и доверия, зная, что ты там будешь другим, что в этом мире будешь жить по законам мира сего… Как это страшно, когда в этот мир ты приходишь таким. Когда ты приносишь не всего себя, не весь живот свой Христу Богу предаешь, а лишь чуть-чуть от своего. 
Этот грех очень страшный. Апостол просто отсекает его, не он даже отсекает, но он просто свидетельствует, что Дух Святой отсекает это из жизни общины, потому что такого в Церкви быть не может. Такой человек вообще в Церковь войти не должен, он будет из нее извергнут Духом Святым. 
И вот таким должно быть и наше современное состояние, состояние людей, приходящих в Церковь, приносящих. Ведь каждый, кто приходит в Церковь, по своему движению к Богу – обязательно приносящий, приносящий что-либо для жизни общины, – свои руки, свое сердце, свой ум, свои средства, чтобы община жила полнокровной полноценной жизнью. 
Именно из этого приношения и сложилась ситуация в апостольской общине, когда вдовицам раздавали, сиротам раздавали, и всем всего хватало. Это был такой «христианский коммунизм», когда всё у всех было общее, и все были приносящими, и Дух Святой – раздаятель благодати. Так сложилось служение дьяконов: дьяконы, как низшая ступень священного служения, принимали от приносящих людей все, что те приносили в Церковь, и распределяли по всей общине. Из этого же сложилась часть Литургии, которая называлась приношением, проскомидией, когда дьякон из всего приношения выбирает для служения, для приношения Богу, лучший хлеб и лучшее вино. 
По принципу всей христианской общины все приходящие в Церковь были приносящими. В древних литургических памятниках записано, что нищие и дети сироты служат в Литургии приношением воды, чтобы никто из приходящих не приходил просто так, чтобы никто не приходил брать, а все приходили отдавать. И поэтому самое простое, что может принести человек неимущий, – это вода, чтобы омыть руки и ноги страннику, чтобы эта вода служила для омовения на Литургии. Принеси хотя бы воду, но не приходи пустым. 

                                                                                          * * *
У Бога ничего нельзя купить. Бог все может только раздавать. А раздавать может только тогда, когда у человека свободны руки, чтобы принять. Когда в руках сумки, они отягощают, не дают возможности все бросить и Богу руки протянуть. 
И здесь очень важно понять самый главный момент в нашем жертвоприношении. Раньше все приносили то, что имели, а сейчас это приняло характер платы, что очень портит наши внутренние отношения с Церковью, которая, к сожалению, в сознании многих людей превратилась в некий магазин: пришел, заплатил денежку, купил просфорочку, подал записочку. Если мы приходим, чтобы что-то купить, это значит, что мы хотим что-то взять и за это заплатить. Вся разница в том, что в магазин мы приходим получать, а в Церковь мы всегда приходим – отдавать. 
Но в сознании людей внецерковных или только что пришедших в Церковь понятие жертвоприношения совершенно исчезает. Потому что в жертве присутствует – подвиг, когда человек приносит жертву, он обязательно что-то отрывает от сердца. И когда мы приходим в Церковь, мы должны приходить с желанием принесение жертвы, со свободным желанием послужить. Мы не можем просто подать записочку, пусть, мол, батюшка помолится. Это должна быть и наша молитва, и наша жертва. 
А жертва Богу – дух сокрушен, и больше ничего не надо. Не нуждается на самом деле Церковь по-настоящему в какой-то материализации нашей жертвы. Потому что, если мы приходим, чтобы в Церкви что-то отдать, то отдать мы можем только себя. Мы всегда бескорыстны. И всегда Церковь – это дар, который Бог дает человеку и принимает от человека тоже бескорыстно, потому что Богу кроме нашего сердца ничего не надо. И видит Он только наше сердце. 
Не превращай Церковь в магазин. Не приходи, чтобы здесь что-то купить, заказать и отсюда унести, но чтобы принести и уйти отсюда одаренным. И поэтому проскомидия – это первый шаг Литургии, – приношение самих себя.