4. О СВОБОДЕ И ВОЛЕ

 
   Отец Алексий: Мы уже говорили о таких понятиях, как мужество и бесстрашие, в соотнесении с главами книги аввы Дорофея. Сегодня мы поговорим о таком понятии, как свобода, в соотнесении с той главой книги аввы Дорофея, которая называется "О том, что не должно полагаться на свой разум". Это пятое поучение в его книге, которое также соотносится с последующими главами: о том, чтобы не судить ближнего, о том, чтобы себя во всем укорять, и очень многое другое; все это опосредованно сопряжено с темой осознания свободы. В главе о том, что не следует во всем полагаться на собственный разум, скрываются общеизвестные нам, православным, понятия о том, что есть самость в человеке, что разум человека помрачен грехом, поэтому всегда следует вверять свой разум в руки духовника, духовного руководителя, и тем самым избегать искушения. И здесь встает вопрос, насколько вообще человек в этом мире может действовать свободно, полагаясь на себя? Для подростков это очевидная проблема, потому что они находятся сейчас в том положении, когда их собственные рассуждения очень часто входят в противоречие с тем, что говорят родители. И они противятся тому, чтобы свои собственные рассуждения согласовывать с родителями; для них самое главное проявление свободы кажется в том, чтобы жить собственным умом. Хотя книга аввы Дорофея, к сожалению, не очень понятна для детей (все-таки эти понятия раскрываются в монашеском контексте), можно каким-то образом довести до детей ее содержание. Именно в одной из этих глав находится знаменитая схема аввы Дорофея с кругом, радиусом и центром; с ней очень удобно работать. Авва Дорофей говорит, что мы должны себе представить некий круг, некую Вселенную, и в центре круга - центр, и представим себе, что это есть Господь, Центр мироздания. И если в этом круге мы расположим некие точки, обозначающие нас самих, а потом от этих точек проведем радиусы к центру круга и к окружности, то увидим, что чем ближе человек к Богу, тем ближе он становится к своим ближним, а удаляясь от Бога, он тем самым удаляется от ближних. И этот момент приближения к Богу и удаления от Бога будет очень важен в рассуждениях на тему свободы, которые строятся по той же схеме, что и рассуждения о мужестве и бесстрашии. Зададим вопрос: вы свободны или нет? 
   - Да! 
   - Нет! 
   Отец Алексий: Ну, вот вы ощущаете, что свободны. А что-нибудь вашу свободу ограничивает? Что может ее ограничивать? Здесь и дети тоже по-разному говорят: учителя там, родители… обязанности, братья-сестры… Я спрашиваю: совесть ограничивает свободу? Они начинают сомневаться, но потом все-таки говорят: да, ограничивает. Я говорю: ну как же ограничивает, когда совесть - это "Божественный промысл, всеянный в человека"? Они помнят эти слова аввы Дорофея… Что мешает их свободе? Они подростки, у них тот реальный мир, в котором они живут. Их ограничивают близкие, обязанности, совесть… Что еще? 
   - Отсутствие возможностей! 
   Отец Алексий: Да, материальные трудности. Многие еще сказали - законы, общество… Надо сказать, о совести мы заговорили в последний момент, и это сыграло замечательную роль… И в конце концов они сказали: Бог ограничивает свободу. То у нас совесть ограничивает свободу, а то они сказали, Бог ограничивает свободу. А как же Он ее ограничивает, чего Он нам не дает? Он же нам дал свободу? Он нас создал свободными существами? Они говорят: да, свободными. Так может ли Он, если дал нам свободу, Сам ее ограничивать?.. А Бог - свободная Личность, спрашиваю? - Да. Что-нибудь может Его свободу ограничивать? - Нет. От чего свободен Бог? - От греха. И тут становится ясно, что человек может быть свободен от греха, а может быть от греха несвободен. Значит, существуют две свободы, и свобода в мире, в котором мы живем, трактуется не так, как трактуется свобода Самим Господом, не так, как трактует ее Евангелие. Потому что этот мир понимает свободу как освобождение от чего-то. А христианство, вера наша православная, говорит, что мы должны быть свободными сами по себе. И что же есть наша человеческая свобода, в чем она заключается. 
   - Свобода выбора… 
   Отец Алексий: Свобода выбора всегда есть... Все с этим согласны? А у Бога есть свобода выбора? Бог выбирает? 
   - Нет. 
   Отец Алексий: Значит, Божественная свобода это НЕ ЕСТЬ свобода выбора. Я не говорю про человеческую свободу, свою свободу мы все-таки определяем как возможность выбора. А есть еще третья свобода, сатанинская. Это свобода выбора или нет? - Она уже выбрана, эта свобода, укоренившаяся, определившаяся в своем выборе... Есть три свободы в мире: свобода Божия, свобода человеческая и свобода сатанинская. Есть воля Божия и воля сатанинская; воля Божия заключается в том, чтобы всякий человек был спасен, воля сатанинская заключается в том, чтобы всякий человек погиб, а воля человеческая определяет, погибнуть нам или спастись… И тут мы сталкиваемся вот с чем: свобода Божья - действительно не свобода выбора, ведь именно к этой свободе нас Господь призывает. А свобода человеческая заключается в том, что хочет он одного, а делать приходится другое… Это самая большая проблема. И вот свобода выбора оказывается постоянным насилием, и если мы задумаемся, то действительно поймем, что та свобода выбора, которая у нас есть - это одно из самых мучительных состояний человеческой личности, и вообще на свободу похоже меньше всего. Но тем не менее вот это мы и называем человеческой свободой. Как же нам объяснить нашим детям, что все-таки это и есть свобода? И как в этой свободе укорениться? И тут нам опять на помощь приходит филологический трюк. Есть такое слово - воля. Свобода и воля - это одно и то же?.. Волюшка-воля, невольник, хочу на волю, вольная воля - это все о свободе. Слово воля здесь нам очень помогает. Спрашиваю у детей: что такое человек сильной воли? И не все понимают, что это - человек, который умеет победить себя, который всегда идет на некое преодоление самого себя. И тот, кто побеждает себя, делает не то, что хочется, не то, что ему вот сейчас загорелось, а то, что ему необходимо для достижения некоторой цели. И сразу спрашиваю: человек сильной воли - свободен? Да, именно человек сильной воли и есть свободный человек. Не тряпка, не тот, кто всегда потакает себе, а именно человек сильной воли. И оказывается, что именно воля делает человека свободным, что воля и свобода - это есть воля Божия, как некое предложение нам Его свободы. А воля человеческая - это усилие над собой, чтобы стать свободным; чтобы освободиться из тюрьмы, из плена. Для того, чтобы стать волевым человеком, надо проделать громадный путь преодоления. И вот, оказывается, в чем заключается свобода: человек употребляет усилие над собой, и когда он свою волю укрепляет в добре, то потом он уже и свою свободу определяет в добре, и уже не выбирает. То есть он получает ту свободу, о которой писал преподобный Максим Исповедник, когда еретики говорили о том, что Бог воли человеческой не воспринимает, потому что для них как раз момент выборности воли и был страшным камнем преткновения, - они считали, что так как Бог не выбирает, то Он этого человеческого момента выборности воли и не воспримет. А Максим Исповедник утверждал, что Господь воспринял всю полноту человеческой природы, в том числе и исцелил волю человеческую. И поэтому когда человек приходит к Богу, его воля тоже становится свободной, и свобода его становится не выборной, а Божественной, потому что он укореняется в добродетели. Мы еще будем говорить об авве Дорофее и о навыке, который человек приобретает, чтобы преодолеть страсти, о том, как бороться со страстями, - о навыке постоянного преодоления… Итак, воля человеческая становится свободной… А если человек НЕ укрепляет волю, он определяет себя в ином состоянии, в той "свободе", которую предлагает ему сатана. Потому что для этого мира понятие самопреодоления приобретает вид "что хочу, то и ворочу". Делать то, что приятно. Использовать жизнь на полную катушку. 
   - Но бывает же, когда человек в стремлении ко греху, кроме заблуждений, проявляет и любовь… 
   Отец Алексий: Бывает. В этом смысле он уже просто глубоко определился в страстях, а эти страсти даются ему для реализации себя, но не для употребления внутри себя, потому что человек, определяя свою волю, в общем-то борется с определенным помыслом. То есть внутри человека - совесть, то, что ограничивает его свободу, и он должен либо согласиться с совестью и преодолеть свое искушение, либо преодолеть свою совесть. 
   - Волевым усилием преодолеть? 
   Отец Алексий: Уже не волевым усилием. Совесть преодолевается НЕ волевым усилием, вот в этом-то все и дело. Для того, чтобы преодолеть свою совесть, человек своей свободы не употребляет, он от нее отказывается… Для того, чтобы преодолеть свою совесть, человек должен в какой-то момент забыть о ней. Он должен, - ну, тут какое-то усилие, конечно, употребляется, - заставить себя забыть о своей совести, он должен себя оправдать, убедить себя в том, что это хорошо, но силы, то есть воли, он не употребляет. Он от воли-то и отказывается как раз в этот момент - он делает наипростейший шаг, который ему подсказывает лжец, сатана. Он берет первую же крапленую карту из колоды, которая ему подсовывается, чтобы совесть покрыть. Именно сатана обязательно предлагает каждому человеку некое оправдание поступков, - и человек принимает это оправдание как непреодолеваемость препятствий в своем стремлении к добру, а это совсем разные вещи. И это ощущение как бы развязывает ему руки… А потом идет дальнейшая цепь этих подмен, потому что иначе человек все равно может вернуться к своей совести. И каждый раз человек все-таки выбирает, он не может до конца отказаться от своей совести, ему необходимо думать, что она у него есть. Но может ли человек быть свободным, скажем, в тюрьме? Может? А как? Что его в тюрьме может сделать свободным? - Конечно, обращение к Богу, то есть покаяние, смирение, - только с ними человек приобретает Освободителя в тюрьме, - Того, Кто его освобождает. 
   Вот мы говорим - Царствие Небесное. Это - Царство Свободы? - да, то есть человек, который избрал себе свободу Христову, попадает в это Царство Свободы, и там он, конечно, свободен. А тот, кто избрал свободу сатанинскую, куда попадает он?.. В царство свободы сатанинской?.. Oкaзывается, нет, там не царство свободы, потому что ТАМ он никому свободы не дает. Там, в царстве ужаса и мучений, он сам связан узами мрака. В царстве сатанинском нет свободы вообще; и поэтому человек, который тут, на земле, избирает сатанинскую свободу, обязательно оказывается обманутым. Мы говорим детям: а какую свободу предлагает мир современный? - они говорят: свободу ФАНАТЕТЬ. Царство Божие такой свободы не дает, а им хочется пофанатеть, пойти на какую-то дискотеку... Они считают, по такому вот первому предложению, что, когда человек фанатеет, это и есть состояние свободы. А мы спрашиваем: что же это за состояние такое, когда человек фанатеет? И оказывается, что это состояние - толпа, все вместе заражены одной и той же энергией и совершенно управляемы неким внешним фактором, - либо это музыка, либо ритм, либо голос кумира, который поет; оказывается, что они совершенно управляемы, и на них очень легко воздействовать… И тут они говорят - ну, когда толпа, то какая может быть свобода! У толпы свободы быть не может. А вот если они в Церковь собраны, то могут оставаться совершенно свободными, как бы много их ни было - связанные единым порывом, единой молитвой, единой идеей… А всем понятно, что для детей молитва - это их личный опыт, они понимают, что когда они приходят в храм, они совершенно свободны (при этом остается, что родители могут их заставить идти), - но когда они молятся в храме, они понимают, что молитва их не зомбирует, не заставляет их лишаться собственной внутренней свободы. Они вправе прийти и заниматься своими помыслами, не думать ни о богослужении, ни о Боге. А вот на дискотеке они понимают, что совершенно включены в общий ритм. Он дает им энергию, прилив сил, но оказывается, что это не свобода. Некоторые такие моменты с ними оказывается легко обсудить, и они становятся понятны. И когда уже оказывается на подходе идея Царства Свободы Христовой, мы говорим: а вообще хорошо быть свободным человеком? Вы хотите быть свободными? Они говорят: ну, конечно, хотим, кто же не хочет быть свободным. А я говорю - а знаете, очень многие люди не хотят быть свободными. Вот вы думаете, что хотите быть свободными, а на самом деле многие свободными быть не хотят. Потому что быть свободным очень тяжело. Они говорят: как это - тяжело? А вот после отмены крепостного права многие крестьяне оставались у своих господ. Там господа были хорошие, но было и что-то еще. Многие рабы не хотели уходить из рабства... И я привожу пример из фильма "Побег из Шоушенка". Там старик 50 лет просидел в тюрьме, его отпустили, и он повесился. Он просился в тюрьму обратно, а его не пустили, и он повесился, потому что не выдержал свободы... И мы сразу же ставим вопрос о том, а все ли вообще спасутся? Для них это вопрос актуальный, как для каждого человека... И вот - как же так, Царство Свободы, а кто-то в настоящих муках. Царство Любви и Милосердия - а кто-то попадет в ад, а кто-то в Рай. Неужели Бог не может нас всех спасти?.. Оказывается, что Господь не насилует человеческой свободы. И ответ на этот вопрос - в образе человека, которого отпустили на свободу, а он повесился: стучался, чтобы его пустили обратно в тюрьму. И этот образ оказывается очень реальным и понятным, потому что за свободу человек отвечает всей своей жизнью; свободы он добивается. Если он хочет свободы - он должен пойти на подвиг, на преодоление, он должен себя освободить, но если человек не хочет быть свободным, его свободным быть не заставишь, он всегда будет рабом, всегда будет пытаться переложить ответственность за свою жизнь на кого-то другого. И есть еще один очень важный момент, который на самом деле всем нам надо понять. Для подростков он важен тем, что в их состоянии свободу сохранить тяжело. Для них сохранить свободу - значит сохранить веру, потому что в современном мире только свободный человек может быть верующим по-настоящему, потому что когда этот мир соблазняет верующего человека, ему есть на что опереться, он умеет эту свободу ценить. Не свободу толпы, не свободу фанатеть, а свободу действительно сильного человека, который избирает для себя ту свободу, которую предлагает Христос… Таким образом у нас проходит три урока, и они в это время пишут сочинение - "Кому в этом мире легче жить, верующим или неверующим". 
   - Неверующим, конечно... 
   Отец Алексий: Ничего подобного, они по-разному пишут… Они очень серьезно, не формально рассуждают на эту тему. Я вам эти сочинения принесу, покажу... Теперь вопросы, пожалуйста. 
   - Какие клятвы или присяги не богопротивны? 
   Отец Алексий: Ну, вы же помните из Евангелия - никогда не клянитесь. Так что я думаю, те государственные клятвы, которые приносятся нашему служению Богу и Отечеству, только эти. 
   - А если вот врач нарушает клятву, то он является клятвопреступником? Это его вина, его грех? 
   Отец Алексий: Клятву преступать вообще грех, это еще Библия говорит: Храни клятвы твои…, это совершенно очевидно. 
   - А вот многие говорят, не только подростки, что свобода - это делаю, что хочу, сам собой распоряжаюсь, - и человек так и старается устроить свою жизнь, и у кого-то это получается, и их это устраивает... И что тут можно сделать, как повернуть, чтобы заставить их задуматься и направить в Церковь? Потому что наша жизнь не всех к этому располагает... 
   Отец Алексий: Такое всегда трактуется как самость, как удовлетворение своих собственных желаний... А что сказать по этому поводу - детям или взрослым? 
   - Взрослым, с которыми мы общаемся. 
   Отец Алексий: Ничего нельзя сказать. Есть вещи, которые Сам Господь определяет. 
   - А с детьми? 
   Отец Алексий: А с детьми надо разговаривать, потому что если взрослым этих вещей не объяснить, то дети у нас понятливы, потому что они находятся в зависимом состоянии, для них момент их определения еще не состоялся. А состояние взрослых, которое вы описали, - это состояние человека, который сознательно идет на то, чего не может не понимать. Он же понимает, что переступает через других людей, это очевидная вещь. Свобода изменять своей жене, например… 
   - А, например, начальник по отношению к подчиненному... 
   Отец Алексий: Что же является основой такого поведения в человеке? Ведь он непременно сталкивается с тем, что его свобода осуществляется за счет других людей, за счет их унижения, притеснения, за счет их травм. Он не может этого не видеть и, значит, сознательно идет наперекор собственной совести. 
   - А он говорит, что это Бог карает за грехи. 
   Отец Алексий: Не понимаю. 
   - Ну, он говорит так: если я кого-то обидел, притеснил, то это от Бога идет. Если Бог сделал человека нищим, то зачем я буду ему помогать... 
   Отец Алексий: Может быть, это человеку дается ложная совесть (говорится, лукавая совесть, совесть от лукавого), которая оправдывает его поступки ложным оправданием. И есть люди, пребывающие в состоянии гордости, которых неспособно исправить ничто человеческое. Их может исправить только Бог. Это говорится о тех, которые делают это сознательно, у которых совесть не болит. Значит, либо они должны будут в свое время вразумляться и врачеваться скорбями, либо они обречены через эту скорбь Бога похулить, и таким образом это их уже определит. А по-другому не бывает. 
   - Вот у меня вопрос свободы и послушания, о переходе от одного священника к другому… 
   Отец Алексий: Вы поконкретнее ставьте вопрос, что имеется в виду, - до какой степени распространяется послушание священнику? 
   - Да, вот если ты уйдешь… 
   Отец Алексий: Если ты уйдешь от духовника? 
   - Да! 
   Отец Алексий: По-разному… 
   - "Если ты мне не доверяешь…" - а почему я должна доверять? 
   Отец Алексий: Не должна, нет-нет. Никто никому ничего не должен, понимаете… Ни он вас не должен на себе тащить, ни вы ему доверять. Но это и есть свобода - если уж вас на себе тащит, так вы уж доверяйте… А если вы проехали на ком-то какой-то определенный участок своего жизненного пути, а потом скажете: нет, нам с вами не по пути, я теперь на другом покатаюсь, то, конечно, священник может спросить: а что случилось? Я вот тебя на себе волок, а ты, оказывается, мне не доверяешь… По-разному бывает. По-разному складываются отношения у людей. Если вы в какой-то момент пришли к человеку как к духовнику, то в этом уже есть момент доверия. Пока вы к нему не пришли, вы в любой момент разворачивайтесь и уходите, потому что вы не открыли себя для него, и вы себя на него не повесили. До того, как вы связали себя с человеком какими-то взаимными отношениями, вы друг перед другом совершенно свободны. Священник может вас к себе в чада не принять, например, увидев, что вы духовно рознитесь с его пониманием духовной жизни. Но когда после какого-то общения, после вопрошений, молитв вы вдруг поняли, что это ваш духовник, с этого момента уже начинается доверие. 
   - Но послушание - свободное? 
   Отец Алексий: Безусловно, только свободное. Послушание - это когда люди умеют друг друга слушать: тебе говорят, а ты слышишь... Часто люди пишут письма своим духовникам, советуются, исповедь пишут в письмах, но это уже скорее раскрытие духовного состояния, чтобы священник мог принять на себя какие-то молитвенные труды ради своего ближнего, раз ему так тяжело. Вот у меня есть несколько прихожан, которые находятся за границей. Они, естественно, ходят там в храмы, а мне присылают письма через электронную почту. 
   - Достижима ли полная свобода? 
   Отец Алексий: Нет. Дело в том, что полная свобода реализуется в Царствии Небесном. Поскольку мы бесконечно соединяемся с Богом, бесконечно к Нему движемся, то мы тем самым бесконечно получаем еще свободу. А при жизни люди бывают свободны, если они достигли святости. 
   - А послушание - это не добродетель, если без рассуждения? 
   Отец Алексий: Вы имеете в виду послушание как беспрекословное выполнение приказов? Это не добродетель, это существует в армии, в других структурах, но не называется послушанием. А когда мы говорим о послушании в смысле добродетели, то исполнение послушания приравнивается к мученичеству. И с этим надо очень хорошо разобраться. Если речь идет о монашеском послушании, то это одно. Послушание родителям, это другое. Послушание своему духовному отцу - третье. Три разных послушания, хотя корень у них один: это умение слушать, прислушиваться. Ведь Господь говорит: будете иметь уши - ими услышите. Поэтому когда человек слышит другого, прислушивается к нему, открыт для него, это становится свободным проявлением воли. Если человек приходит к своему духовнику, то как раз с тем, чтобы его услышать, а услышать он должен одно - Волю Божью. Духовник для человека - это не какой-то там мудрый священник, который дает полезные советы в жизни; духовник - это тот, кто молится, чтобы человек жил по Воле Божьей. И вот тогда, когда духовник говорит какие-то вещи, может быть, несовершенные, потому что он и сам не такой уж совершенный слуховой аппарат, - тем не менее Господь дает человеку понять Волю Божью . Ведь Бог хочет, чтобы мы спаслись. И поэтому если мы искренне ищем Волю Божью, мы обязательно должны ее узнать. Вот что говорит авва Дорофей: "Поистине, если кто направит сердце свое по воле Божией, то Бог просветит и малое дитя, сказав ему волю Свою. Если же кто не хочет искренне творить волю Божию, то хотя он и к пророку пойдет, и пророку Бог положит на сердце отвечать ему сообразно с его развращенным сердцем". Воля Божья - не секрет, проблема заключается в нашей глухоте; надо услышать. И поэтому существует такая добродетель, как послушание, чтобы человек был готов услышать Волю Божью. Это добродетель, потому что человек должен себя готовить, трудиться, дорасти. Но не обязательно ехать к далекому старцу, чтобы услышать то, что тебе может сказать любой батюшка на приходе… Я вам скажу массу случаев, когда люди приезжают к старцу с единственным вопросом: благословите жениться. Он говорит - женитесь. А они через год разводятся... Я не знаю, определяется ли состояние брака тем, что они к старцу ездили, или тем, что должны были друг на друга посмотреть внимательнее... Понимаете, ведь по-разному можно жениться. Можно пожениться, а потом нести это всю жизнь как некий крест… Это будет брак, но счастья, каким они его себе представляли, у них не будет. А они к этому не способны. Что мыслил старец, мы не знаем, может быть, благословлял именно на такой семейный крест. Но ведь они уже решили жениться, и поэтому сказать им "не женитесь" уже невозможно. И им говорят то, что они хотели услышать. А семьи рассыпаются - православные, венчанные... Понимаете, у нас же это сейчас популярно: чуть что - к старцу, и старец представляется современному человеку как автомат выдачи правильных ответов... Более того, слово, сказанное каким-либо почитаемым священником (конкретному человеку в его частных обстоятельствах) превращается этим человеком даже не в предмет торговли, а в тезис некоего "нового" учения, приписываемого данному духовному лицу. Мы почти забыли, что Церковь наша - не "старческая", а апостольская, и даже самые просветленные старцы не должны выходить из пределов церковного учения. Но те, кого МЫ называем старцами, они ведь не старцы в том смысле, в каком нам бы хотелось это понимать. Вот Амвросий Оптинский был старец, потому что его на старчество избрали. Старец - это такое харизматическое служение, старцы все избирались, старчество - это некий пророческий дар. А сейчас старцы - это те, кого мы видим как опытных монахов, людей духовной жизни. На это служение они не избираются, так получилось, - они стали за людей молиться, и действительно проявился дар рассуждения, прозорливости. Но вот представьте себе, приходит совершенно незнакомый человек к старцу, и тот долго слушает, а потом говорит: если то, что ты мне сказал, так оно и есть, тогда надо сделать то, то и то. Мы-то думаем, что нас сейчас раскусят, и сквозь мглу нашего лицемерия, самомнения, того, что мы себе о себе представляем, что мы перед старцем из себя строим, старец увидит и скажет, кто мы есть на самом деле. А старец отвечает на тот образ, с которым мы к нему пришли: если ты такой, как говоришь, то тогда тебе надо быть таким. И если люди приходят к старцу в состоянии такой духовной неподготовленности, - а он их видит первый раз, то он и оценивает тот образ, что он видит перед собой. 
   - Люди ведь себя не знают… 
   Отец Алексий: Да, и поэтому они часто получают ответ не на свой вопрос. Тем не менее… мы говорим о послушании, о том, как услышать Волю Божью. Это возможно, только когда твой духовник тебя очень хорошо знает. А если уж духовник тебе на какой-то вопрос ответить не может, то он сам тебя пошлет к старцу. 
   - Значит, Воля Божья - не тайна? 
   Отец Алексий: Не тайна. 
   - То есть это не тайна, и это несложно? 
   Отец Алексий: Нет, я не говорил, что это несложно. Я сказал, что это - не секрет. Бог ее не скрывает, Он хочет, чтобы мы знали Его Волю. Если мы знаем, что такое послушание, и воспитываем его в себе, мы обязательно услышим Волю Божью.