Главная » Страница настоятеля » Проповеди » Исцеление слуги сотника

Исцеление слуги сотника (Мф. 8:5-13)

 

 



Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Мы сейчас слушали евангельский отрывок о том, как исцелился слуга римского сотника. В этой истории очень много удивительного.

Прежде всего, странно то, что Иисус отвечает на молитву язычника, и не просто язычника, а врага своего народа, римского офицера, оккупанта. А в Евангелии мы встречаем совсем другой случай, когда за Иисусом идет женщина, тоже язычница, и просит исцелить ее дочь, а Он ей говорит: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева». И женщина получает просимое только после долгого пути за Христом. А здесь враг иудейского народа, язычник, с которым и общаться скверно, еще даже не попросил ни о чем, а только сказал: «Слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает», -- и тут же Христос говорит: «Я приду и исцелю его». Такая неожиданная скорость, такое быстрое решение Спасителя прийти к язычнику для того, чтобы исцелить!

Но на это сотник говорит еще более странные слова: «Господи! Я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему (видимо, тому самому слуге, который лежит дома и страдает): сделай то, и делает». И Христос на это удивленно отвечает: «И в Израиле не нашел Я такой веры».

  И вот еще одна странность этого Евангелия. Христос говорит, что люди, подобные этому языческому воину, придут и возлягут в Царствии Небесном: «Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства (мы с вами) извержены будут во тьму внешнюю».

Апостол Павел часто употребляет слово свобода: «Братия, стойте в свободе, которую даровал вам Христос, не делайтесь рабами человеков».  И вдруг сегодня в своем Послании он говорит, что мы с вами стали рабами праведности. Мы воспринимаем слово «праведность» как сыны царства, о которых сегодня говорит Христос, то есть как фарисеи. Ведь они же были праведными людьми, но почему-то эта праведность все время Христом обличалась: Он обличал праведность молитвы, праведность поста, праведность традиции, праведность хранения субботы, праведность всего, что вполне праведно и правильно делали фарисеи, за что они получали похвалу от людей.

И нами праведность воспринимается, к сожалению, чаще всего таким же образом: праведно – это значит правильно, праведно – это значит «по правилам», как написано. А праведность сегодня явилась в лице вот этого язычника. Он пришел к Христу в заботе о своем слуге, над которым имел огромную власть, который, в общем, для него – никто, раб, в этом языческом мире – абсолютно бесправное существо. А он вдруг приходит и говорит, что его слуга очень страдает. Вот эти евангельские слова – «люте страждет» – говорят о том, что это страдание касается и самого римского офицера. Он тоже страдает, не может сидеть на месте, это беспокойство о своем рабе заставляет его идти и искать помощи. Вот такой римский офицер, начальник над своими рабами! Удивительный человек! Вот она – праведность! Настоящая праведность, которой нам, христианам, часто не хватает. Вот так смотреть на мир, вот так смотреть на ближнего, на того, кто нам подчинен, кто нам принадлежит, кто от нас зависит! И он даже не успевает попросить у Христа помощи, как Тот сразу говорит: «Я приду к нему», потому что такая праведность угодна Богу.

Вот это главное, что подвигает Бога на слышание нас, потому что Господь – именно таков, как этот римский язычник, который уподобился Христу. Христос так же поступает по отношению к нам, к Своим рабам, к Своим слугам, Своим воинам, воинам Христа, как мы назвали себя во время крещения. Вот каков он – воин Христов, который еще умудряется сказать: «Я не достоин, чтобы Ты под кров мой вошел».

Эти слова: «Несмь достоин ... да под кров мой внидеши», — мы читали с вами сегодня и вчера, когда готовились к Святому Причащению. Это слова того самого сотника, которые мы читаем как правило, как то, что необходимо «вычитать», а иначе нам страшно подойти к Причастию. Но за этими словами стоит евангельское повествование о его праведности, о его жизни, о его вере, которой Христос не нашел в Израиле. Еще в одном месте Евангелия Он о том же говорит: «А Сын Человеческий, придя снова, найдет ли веру на земле?» Найдет ли в нас эту праведность?

Это очень сложное Евангелие, и действительно очень странное, когда состояние души человека, его жизнь и его отношение к ближнему Господь ставит выше формальной веры. Поэтому давайте и мы с вами задумаемся о нашей с вами праведности и о том, как нам молиться Господу, чтобы Он слышал наши молитвы и приходил под наш кров.

Аминь.

2018






Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Сегодняшнее евангельское чтение рассказывает о том, как Христос исцелил слугу сотника. Cотник был язычником. Когда Господь сказал, что придет к нему,  он  понял, что нельзя, чтобы Христос вошел в его дом,  полный идолов, и  сказал Христу:  «Господи, я не достоин, чтобы Ты вошел под мой кров, но скажи только слово, и по слову Твоему исцелится мой отрок. Потому что я, человек, который имеет под властью воинов,  говорю одному – иди,  и он идет». И Господь сказал, что и в Израиле, то есть  в верном Своем народе, Он не видал такой веры.

Что же так удивило Христа? C одной стороны, удивительны глубокое сокрушение и смирение перед Господом, а с другой стороны, – величайшее доверие к Нему:  «Что бы Ты, Господи, ни сказал, все Тебе повинуется. Все в Твоих руках, все в Твоей власти». Смирение сотника и его доверие Богу были причиной того, что молитва его была услышана и принята, хотя  и по вере, и по национальности он был совершенно чужим избранному народу Божию. Но Господь к нему пришел, исцелил словом Своим слугу,  тем самым исцелив и всю  жизнь сотника  и очистив его.

Слова сотника мы повторяем всегда, когда готовимся причащаться Святых Христовых Таин: «Несмь достоин, ниже доволен, да под кров мой внидеши храма души моея, занеже весь пуст и пался есть, и не имаши во мне места достойна, еже главу подклонити…» Как верный народ Божий мы приходим в Церковь и готовимся  к Святому Причащению, мы читаем эти молитвы, постимся определенное положенное время, подходим на исповедь… Но часто все, что мы исполняем для того, чтобы причаститься Святых Христовых Таин,  воспринимается нами как  определенная общепринятая практика, которую просто необходимо исполнить, чтобы нас допустили до Святой Чаши. И это  ставит нас в ранг тех, о ком Господь сказал, что много званных, но мало избранных.

Если мы  превращаем свою духовную жизнь в некую дисциплину, это делает нас подобными книжникам и фарисеям. Люди, дисциплинированные в своем отношении к Богу, очень хорошо понимают, что правильно и что неправильно, что надо делать, а чего делать ни в коем случае нельзя, и подходят к Богу ровными рядами, думая, что эта дисциплина и есть самое главное. А по сути своей оказывается, что никакого доверия к Богу они не имеют, потому что  настоящая, истинная вера не ограничивается никакой нормой, а суть ее в этих словах, которые сказал Господу сотник: «Что бы Ты, Господи, ни сказал, все Тебе повинуется».

И когда мы приходим к Святой Чаше, мы  должны очень хорошо понимать, что мы приходим не для того, чтобы получить от Бога  благодатные силы, чтобы мы свою жизнь просветили, раздвинули какие-то рамки, что-то улучшили в ней,  а совсем для другого.

Действительно, Господь входит в нашу жизнь. А когда Господь входит в жизнь человека, она обязательно должна меняться. Это критерий христианской жизни. Если наша жизни не меняется, то какие бы мы правила ни читали, как бы  не говорили, – да под кров мой внидеши…  –  это остается только на уровне дисциплины, но это не духовная жизнь.

А  меняется наша жизнь  только тогда, когда мы, действительно, можем ее Богу до конца доверить, и, не испугавшись, вручить в руки Божии. Ведь  меняться она может  в разных направлениях и не всегда так,  как нам бы хотелось. Нам ведь хочется счастья в личной жизни, успехов в работе, в общем – чтобы «все  было хорошо». И вот мы  ходим по воскресеньям в храм, соблюдаем все посты, читаем правило ко Святому Причащению,  молимся, и ничего у нас в эту сторону не меняется. Да, собственно,  и не должно.  Бог волен менять нашу жизнь не так, как хочется нам, а так, как хочется Ему,  так, как Он хочет ее видеть к нашему спасению. Если мы в этом смысле доверия Богу не имеем, то  Он ее  и не изменит,  и жизнь наша так и останется только дисциплинарной и к христианской жизни будет иметь, в общем-то, отдаленное отношение.

А меняться жизнь будет, только если сказать, как сотник: «Господи, я человек подвластный. Если моему слову повинуются, то как же повинуются Твоему». И доверие, которое сотник высказал в своем обращении к Господу,  поменяло его жизнь. И  в нашей вере это самое главное:  не правилами измерять свою веру, а  оказывать Богу полное доверие.

Когда мы причащаемся Святых Христовых Таин, мы встречаемся с Господом не просто  воскресшим, но с распятым, и воскресшим, и грядущим судить живых и мертвых. Для нас каждая встреча с Ним, это величайший экзамен, и иначе быть не может. Господь всегда нас экзаменует на это доверие: «А ты готов так  Мне довериться, чтобы с этого момента  поменять свою жизнь, не испугаться, если в твоей жизни произойдет что-то,  к чему ты не готов, чего  боишься больше всего на свете? Можешь ли ты так довериться?» Если можешь, тогда все хорошо. Тогда это и есть духовная жизнь. И жизнь начинает  меняться, она  приобретает иное качество. Это и есть вера.

Именно об этом нам  говорит  сегодняшнее Евангелие:   чтобы мы не боялись довериться Богу, чтобы мы понимали, что если Господь внидет по-настоящему в наш дом, никакое правило нас не спасет, никакие молитвы нас не защитят от этого страшного огня, с которым Господь к нам приходит,  потому что наш дом, действительно, пуст, и скверен и падш есть.  Это глубокое чувство знания самого себя и представления о том, как Господь к нам может войти, должно быть с нам постоянно.

А с другой стороны, доверие к Богу  – это понимание того,  что Он хочет для нас сделать.  А Он хочет нас спасти.  И  дело  нашего спасения надо Богу  доверить до конца, не мешать Ему это дело делать и только просить:  Ну, спаси нас, Господи, ими же веси судьбами.

 Аминь.

2007