О богаче и Лазаре (Лк. 16,19–31)

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Жил богатый человек, жил хорошо и пышно. И был другой, Лазарь, который лежал в струпьях у его дверей и желал напитаться хотя бы крошками, падающими со стола богача, но никто ему их не давал. И вот оба умерли. Лазарь попал в лоно Авраамово, а богач – в место мучений. И тогда богач просит Авраама, чтобы пришел Лазарь, омочил перст в воде и облегчил его муки, но Авраам отказывает ему в этой милости. Тогда богач просит, чтобы Лазарь пришел к его братьям, предупредил, чтобы хоть они-то не погибли. «Моисея имеют пророком и пусть его слушают», – отвечает Авраам. «Нет, – говорит богач, – не послушают, вот если кого из мертвых встретят, тогда поверят». И тогда Авраам утверждает: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (см. Лк. 16, 29–31).

Вот такая история о конце человеческой жизни и о суде. История о том, как нам умирать, потому что нет ничего более очевидного для каждого человека, чем его будущая смерть. О своей судьбе мы ничего не знаем. Не знаем, что будет с нами через десять минут, но единственное, что мы знаем о себе с абсолютной достоверностью, так это то, что когда-нибудь умрем, как все до нас.  

 Когда мы умрем, не знает никто,  чтобы мы были все время готовы, чтобы не подумали: «А, это  еще нескоро,  и  мы можем еще подобно богачу жить в самом себе, питаться тем, что нам хочется, одеваться в такую одежду, в какую нам хочется, и ничего вокруг себя не замечать. А потом когда-нибудь перед самым концом мы покаемся,  мы вспомним о Боге, мы постараемся что-нибудь сделать,  чтобы спасти свою душу».

Это удивительно, что человек, который ничего не знает о своем будущем, о многом заботится, и зная совершенно точно, что он умрет, меньше всего об этом думает. Он меньше всего думает о смерти, меньше всего старается представить себе, как ему надо жить, чтобы не попасть в место мучений.  

Давайте посмотрим, за что же страдал этот богач.  Даже имя его не известно. Имя Лазаря мы знаем, а имя богача стерто из Евангелия, книги жизни. Что, собственно говоря, он сделал плохого? Ведь Евангелие не говорит нам, что он был дурным человеком. Напротив,  Евангелие говорит нам, что это был хороший человек. Даже находясь в аду, он беспокоился о своих сродниках и заботился, чтобы они не погибли. Он мучился, но никому мучений не желал. Доброе сердце было у богача, который попал в ад.

Вот такой обычный человек, как все люди, только он назван богачом. И не потому, что богатство плохо, а нищенство хорошо. Богатство здесь означает совсем другое – самодостаточность, когда человек живет в своем замкнутом мире, ничего и никого вокруг себя не замечая. Ему в этом мире хорошо, ему  никто не нужен.  В таком мире живем и мы, или стремимся к этому – воздвигнуть стену вокруг себя и никого к себе не впускать: «Ваши проблемы – не мои проблемы, мы живем своим уютным мирком, и нам в нем хорошо. А Бог что? Бог есть, конечно, мы знаем, что Бог есть, и нам этого достаточно». Мы даже впадаем в уныние и отчаяние, когда Господь пытается нас потревожить в нашем самодостаточном, самодовольном мире. В Его вмешательстве мы не видим милости Божией. Но это тот самый мир, о котором святые отцы говорили, что лучше брань, чем мир, который удаляет нас от Бога.

Не был бандитом, не был  разбойником  евангельский богач, не был он и злодеем. Он был самым обычным человеком, одним из миллионов людей.  И в место мучений он попал только потому, что его мир был закрыт для Бога. И   Божий мир оказался закрыт для него.

 Такое может случится с каждым из нас, потому что мы знаем, что Бог есть,  но  живем так, как будто Его нет,  как будто нам не предстоит с ним встретиться. Мы надеемся, что когда-нибудь потом у нас еще будет время пожить для Бога. Может быть, настанет Великий пост, и вот тогда... В этот Великий пост не получилось, может быть, мы через год что-нибудь сделаем... Но ведь следующего Великого поста может для нас и не быть. Может быть, мы сегодня выйдем из храма, и уже больше никогда в него не вернемся, и не будет у нас возможности когда-то потом что-нибудь сделать для Бога, как-нибудь Ему послужить.

Удивительные чудеса Господь нам посылает, гораздо более впечатляющие, чем воскрешение из мертвых,  когда иконы чуть ли не в каждом монастыре мироточат,  исцеления происходят,  мощи святые открываются.  Мы все это видим,  и хоть бы что-то как-нибудь на нас  повлияло.   Мы так привыкли к чудесам, что перестали даже удивляться. Раньше, когда  икона мироточила, это воспринималось, как такое великое чудо, что люди  духовно воспламенялись,  подвиги совершали,  святым становились. Службы писались церковные,  крестные ходы устраивались. А у нас мироточат иконы,  в каждом храме лежат святые мощи,  святые угодники прославляются…  казалось бы столько чудес, что давно все должны обратиться и стать святыми. А мы не обращаемся и святыми не становимся.  Так исполняется слово, которое сказано богачу Авраамом: «Если даже кто из мертвых воскреснет,  не поверят».  Ведь поверить – не значит удостовериться. Поверить – значит принять веру в свою жизнь полностью и до конца, быть поглощенным этой верой, жить со Христом.

Пророки и Священное Писание говорят нам о том, каким должен быть человек. Об этом сказано в Послании апостола Павла Галатам: Ношу язвы Господа Иисуса моего на теле моем (6, 17). Или: Уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). А в ком живет Христос, тому смерть не страшна. Для меня смерть приобретение (Флп. 1, 21), – говорит апостол Павел, потому что сораспялся Христу.

Так Писание, которое мы часто слушаем, но не всегда слышим, учит нас тому, что жизнь в Боге – это настоящее Ему сораспятие. И Лазарь тогда предстает не просто как нищий больной, а как сораспятый Христу, принявший от Бога жизнь, как милость, как возможность ему спострадать, как возможность в этом малом делании обогатиться Христом. И поэтому в Евангелии Лазарь назван по имени, а имя богача неизвестно, оно стерто из книги жизни.

Мы хорошо знаем евангельские слова, которые поются для нас на Литургии, о том, что блаженны нищие духом, блаженны плачущие, блаженны алчущие и жаждущие правды (Мф. гл. 5), но они как бы не для нас написаны. А ведь это – заповеди блаженства, но такого блаженства, такого счастья, которого никто себе не желает, к которому никто не стремится и сил для достижения которого не употребляет. Потому что наше блаженство в самодостаточности, наше блаженство в комфорте, наше блаженство в том, чтобы нас никто не беспокоил. Вот что обезличивает каждого из нас и не дает нам возможности приобщиться к вечной жизни.

История о богаче и Лазаре повествует нам о том, как человек может пройти мимо своего спасения, как бездарно может закончиться жизнь, проведенная в своем благополучном маленьком мире. Господь в мир пришел, чтобы всех спасти,  каждому из нас дается такая возможность, а мы от нее отворачиваемся.  Давайте же постараемся еще раз внимательно в это Евангелие вслушаться.  Оно не для  того написано, чтобы мы бедным помогали. Это правильно,  бедным надо помогать,  но не это главное.  Главное – увидеть в этом богаче себя, самодовольного, самодостаточного и отлученного от Бога.

Аминь.

2001