О любви к врагам (Лк.6:31-36)

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

«И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними»,  –  говорит Христос. Такие простые, правильные слова. Хотите, чтобы вам давали взаймы –  и вы давайте взаймы. Хотите, чтобы вас любили – и вы любите. Хотите, чтобы вам благотворили – и вы благотворите. Так просто! Ты кому-то сделал доброе дело, и тебе потом кто-то поможет.

А дальше Господь говорит странные слова. Что в этом такого особенно благодатного, когда вы даете взаймы тем, от кого желаете получить обратно? Что такого особенно хорошего, когда вы делаете добрые дела для тех, кто вам делает добрые дела? Что такого особенного в том, что вы любите тех, кто любит вас? Какая в этом во всем благодать? – говорит сегодняшнее евангельское слово. Действительно, люди обычно так и поступают, это совершенно естественно и нормально. Ненормально, когда люди так не поступают.

Когда никто тебя не видит, тогда и ты имеешь право тоже никого не видеть. Когда никто тебя не слышит, не замечает – и ты можешь никого не слышать и никого вокруг себя не замечать. Когда тебя кто-то толкнул – толкнуть в ответ. Когда тебе кто-то сказал грубое слово – таким же грубым словом наградить обидчика. Вот это норма, оказывается, для нас. Не та норма человеческая, обычная норма – любить любящих, благотворить благотворящим – а норма звериная, норма нечеловеческая, норма, которая каждого из нас так низко опустила от замысла Божьего о каждом из нас, что мы друг в друге людей видеть перестали…

А Господь нам дает совсем иное задание:  "Будьте милосердными, как Отец Ваш". Он с Собой нас сравнивает. Он дает нам возможность совсем по-другому взглянуть вокруг себя. А нам этого очень не хочется. Когда мы делаем какое-то доброе дело для любящих нас, какой восторг нас охватывает! И нам кажется, что это так велико, что мы можем потом целый год упиваться тем, что приняли участие в каком-нибудь благотворительном деле. Нам кажется, что вот это и есть добро. Да нет! К добру это пока никакого отношения не имеет.

Тот, кто сеет щедро, тот щедро и пожнет, говорит нам апостол Павел. Кто скудно сеет, тот скудно и пожнет. И вот жизнь наша – это пребывание в такой скудности, жадности своего сердца, в нежелании собой делиться, в нежелании никаким образом себя открыть.

У меня вчера был очень интересный разговор. Ко мне подошла одна молодая женщина, обеспеченная, очень успешная, которая только начала воцерковляться, с таким вопросом: «Батюшка, вы знаете, я очень люблю хорошо жить. Мне очень нравится деньги тратить на себя. Мне очень нравится покупать какие-то красивые, хорошие вещи. Но я понимаю, что я покупаю какую-то кофточку, а могла бы купить совсем простую вещь, а эти деньги кому-то, может быть, нужнее, чем мне. А мне жалко. Но, с другой стороны, когда я делаю добрые дела, мне становится очень хорошо. И мне в этот момент становится страшно. А вдруг мне так понравится делать добрые дела, что я вообще все то, что имею, потеряю». Вот, говорю, очень хорошая мысль пришла вам в голову, так и должно случиться! Потому что человек, который вкушает сладость милосердия, вкушает радость от свободы творения добра, потом дальше пойдет по этой дороге. И тут действительно становится страшно. А если так будет продолжаться и дальше? А если делать добро не только тем, кому действительно это нужно, а тем, кто в принципе открыт в этом мире –  всем? А что же тогда останется мне?

Вот об этом говорит сегодняшнее Послание Апостольское. Вот об этой удивительной щедрости, которая приходит к человеку. От такой щедрости человек становится похожим на Бога, потому что Бог безмерно щедр, в том числе, к неблагодарным и злым. В этом смысле человек становится как раз тем, о ком говорит сегодняшнее Евангелие. Он становится настолько щедрым, что начинает любить своих врагов.

И вот Евангельский путь в этом смысле очень опасен, потому что человек, если он пойдет этим путем щедрости, может незаметно полюбить всех вокруг. Он сможет удивительные вещи сделать! И это кажется опасным, потому что тогда человек теряет себя.

Действительно, ведь что такое Евангелие? Это когда человек умеет потерять себя, когда он не боится этого. Вот и Христос об этом говорит: «Тот, кто отвергнется себя, и за Мной идет, тот будет иметь жизнь вечную». Отвергнется себя, забудет себя, потеряет себя, вдруг перестанет все время думать: «А мне что будет, а для меня что останется?».

И в этом смысле мы, христиане, придумали для себя такое замечательное количество поводов не исполнять Евангелие, что только диву даешься. Ведь Господь говорит: «Любите врагов своих. Благотвори тем, кто взамен тебе ничего не отдаст. Делай добро тем, кто никогда не будет тебе за это благодарен», а мы находим себе массу способов, чтобы этого не делать и еще оправдать это благочестивыми фразами.

Ну вот, например, очень любят в последнее время ссылаться на святителя Московского Филарета, который однажды сказал: «Люби врагов своих, бей врагов Отечества, и гнушайся врагами Христа». И поэтому теперь каждый человек имеет возможность сразу определить, кто для него враг Христов, которого надо гнушаться, кто враг Отечества и предатель, от которого надо отвращаться, а кто враг лично мой. И вот тех, кто враг лично мой – их, оказывается, совсем немного. Их вообще нет. А весь остальной мир делится на врагов Христовых и врагов Отечества, которых можно и надо бить и ненавидеть.

А если заглянуть в Евангелие и посмотреть на распятого Христа, который молится за Своих врагов, который прощает Своих врагов: «Отче, прости их, они не ведают, что творят», – вдруг окажется, что это и есть как раз враги Отечества. Римляне, которые Христа распяли, – это враги Отечества. Но это не вечные враги Господни, потому что нет у Господа врагов в лице человека. Есть только один враг – это сатана. А вот для Христа-человека не может быть врагов.

А человек хочет как-то отгородиться от этих слов. Если он честно читает Евангелие, и его вера ведет его ко Христу, оказывается, что христианство – это не приправа и не гарнир к таким понятиям, как «государственные интересы», или «патриотизм», или «государственная идеология», или что-то еще, а именно центр человеческой жизни во Христе. Тогда ему придется это христианство принять и этим путем идти. Нет у христианина иного пути, как только идти за Христом.

А если христианин или тот, кто называет себя христианином, выбирает для себя какой-то другой путь, тогда это не христианство. Это что-то другое под именем христианства. А христианство – это сам Господь наш Иисус Христос, не более и не менее. И поэтому, когда человек становится христианином, он хочет стать Христом. Как Бог стал человеком, так человек призван стать Богом. Нам надо обожиться, потому что Христос вочеловечился.

И вот это обожение происходит таким образом, что человек забывает о себе. И тогда очень многое, что мы называем человеческим, даже самые дорогие и прекрасные вещи, могут быть отодвинуты в сторону, потому что Христос дальше говорит еще более ужасные слова: «Тот, кто любит отца и мать больше Меня, тот Меня недостоин. Тот, кто любит сына или дочь больше Меня, тот Меня недостоин». Вы понимаете?!

И действительно, когда перед нашей жизнью встают вещи, которые закрывают от нас Христа, как бы высоки и дороги они ни были, они оказываются препятствием для того, кто идет за Христом, через которое надо переступить. Христианство не может быть половинчатым. Нельзя что-то взять из христианства, а что-то оставить. Вот это нам нравится, а вот это как-то неправильно, что-то не то, что-то не человеческое. И действительно не человеческое. Апостол Павел так и говорил: «Братья, Евангелие, которое я вам проповедую, не человеческое». Это божественная наука спасения. Это божественный путь. Раз человек однажды вступил на него, вся его жизнь может так повернуться, что такого человеческого, бытийного, земного в нем может почти ничего не остаться. Он может стать таким не похожим на обычных людей, что в глазах этих обычных людей будет проигрывать во всем…

А как по-другому может быть? Даешь взаймы тем, от кого получить невозможно. Или помогаешь тому, кто тебе неблагодарен. Если ты врагам своим благотворишь, разве можно тебя считать по-настоящему успешным? Конечно же, нет. Но такой человек может быть очень похожим на Христа. Ведь в глазах этого мира Христос – неудачник.  Взять и пойти на крест из-за нас, чтобы нас спасать! Тех самых, которые не только любящих любить не умеют, а которые все время ищут любой повод, чтобы кого-то обвинить, от кого-то отвернуться, с кем-то разделиться, чтобы кого-то возненавидеть такой, знаете, высокой благородной ненавистью. И вот за нас Христос идет на крест.

Сегодняшние слова Евангелия еще раз каждому из нас говорят, кто мы такие. Кто мы, стоящие здесь в храме, где висит Его лик, где есть Его распятие? Кто мы такие перед Ним, перед Его молитвой за врагов и любовью распятой? Мы вообще по праву сюда зашли, мы не ошиблись местом? А если нет, давайте все-таки эти слова услышим по-настоящему. И даже если это очень страшно и кажется нам невозможным, давайте этим путем все-таки пойдем, потому что невозможное для людей – возможно Богу.

Аминь.

2014

 






Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

В сегодняшнем Евангелии Господь говорит: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд».(Лк.6:31-36)

Такой коротенький евангельский отрывок, но в нем заключена вся евангельская простота, вся евангельская правда. Каждый из нас очень хорошо знает эти слова, и даже люди, далекие от христианства, знают, что Христос учит любить своих врагов, учит быть милосердным. Они это знают потому, что Евангелие очень простое, оно всем понятно, оно находит отклик в каждом человеческом сердце. Но когда Евангелие становится для человека не просто книгой, не просто знанием, не просто призывом, а действием в жизни,  вот тут мы начинаем сталкиваться с проблемами.

Из этих евангельских слов мы видим, что Господь к нам относится  не так, как простые люди,  которые ничего в жизни не знают, кроме обычных человеческих законов. Евангелие говорит о том, что Он к нам относится  как к Самому Себе.  Он   в нас видит то, чем Он является Сам. Это конечно трудно себе представить… Как мы можем сравнить себя с Богом? Но Он Сам нас просит об этом, Он предлагает нам именно это - поступать по Нему, не как-нибудь иначе, а именно как Отец Небесный.

Если принимать Евангелие  так просто,  как оно звучит, без всяких измышлений, то становиться страшно, становится неудобно, ведь так жить в этом мире очень невыгодно.  Получается, что человеку никак невозможно не проиграть. Мы должны принять по-настоящему и серьезно, что если мы хотим жить в мире по законам Бога нашего, если мы хотим жить в мире по евангельскому слову, жить, поступая совершенно в разрез с представлениями обычного человека – любить врагов, отдавать все тем, от кого мы не можем ничего получить взамен, помогать тем, которые никогда на нашу помощь не ответят, – то тогда мы в этом мире обязательно проиграем, нас обязательно кто-то обойдет,  кто-то перешагнет через нас и получит первый приз, – но не мы.

И мы должны это знать и это принять. И мы не должны ставить перед собой никаких других целей, не желать никаких других наград, кроме этого слова, когда Господь нас сравнивает с Собой. Это самая величайшая награда, которую Господь нам подарил, самая величайшая радость которую Господь нам вручает через Евангелие –  возможность поступать так, как поступает Он, жить подобно Его жизни, наполнять свою жизнь иными целями, иными высотами.

И вот эту  проблему надо решить, потому что, с одной стороны,  нам очень хочется быть с Богом, а с другой стороны, нам хочется быть просто добрыми, просто хорошими, просто честными, просто удобными в своей среде. Нам хочется,  чтобы в любой момент нашей жизни мы могли бы себя оправдать тем, что если к нам отнеслись плохо, то и мы имеем на это право, что если нас кто-то столкнул за поворот, то и мы можем таким же образом поступить по отношению к другому человеку. Вот так выглядит на самом деле наша жизнь. А Господь в сегодняшнем Евангелии призывает нас быть не просто обыкновенными  людьми. Он снова нам показывает, что христианство – это не религия, это не сборник обрядов, это не свод законов, а это настоящая и истинная жизнь с Господом.

Тот, кто поступает, как учит Евангелие, в этом мире очень часто будет проигрывать. Он может оказаться на «вторых», «третьих» или даже «десятых» ролях и в бизнесе, и в политике, и в каких-то других областях… Он может не находить  взаимопонимания в обществе…  Все может быть с таким человеком… Но это совсем не значит, что он живет неправильно, что у этого человека что-то в жизни не получилось. Потому что, если нам хоть раз в жизни удастся поступить так, как поступает Христос, и если мы когда-нибудь найдем в себе мужество, именно мужество,  так  отнестись к человеку, как учит сегодняшнее Евангелие, это значит, что мы приблизились ко Христу, это значит, что мы уже стоим рядом с Ним, это значит, что Он, действительно, не просто сравнивает нас с Собой, а мы по настоящему стали на него похожи.

 Аминь.

2010

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Сегодняшнее Евангелие совершенно ни во что ставит всех нас. Господь говорит: «Если вы любите любящих вас, то какая вам в этом благодать? Потому что и грешники любят тех, кто их любит. Если даете взаймы тем, от кого ждете обратно,  ничего в этом нет благодатного. Так же и грешники поступают.  И если вы милосердны к тем людям, которые и вам отвечают милосердием, в этом нет ничего особенного, потому что это заложено в природе человека».

В чем смысл того, что мы христиане? Чем мы христиане от других отличаемся?

Ведь принято считать, что Бог один, а людей много, и много разных религий, и много разных вер. Но Бог-то один.   Какая ему разница,  в какого Бога человек верит? И все религии призывают к тому, чтобы  быть честными, хорошими,  не убивать, не воровать... Все так считают. И христиане так считают.

Так что такого от меня,  христианина, требуется? Я же живу хорошо.  Делаю добрые дела. Взаймы даю, когда просят. Помогаю.  Люблю кого надо. Все у меня, у христианина, хорошо.  Совесть меня не обличает.  А вот Евангелие обличает.

Какой смысл нам быть христианами, если мы так же чувствуем, так же думаем, так же поступаем, как и все  вокруг нас, ничуть не лучше, а некоторые даже похуже?  В чем смысл нашей веры, если мы любим любящих нас, помогаем помогающим нам, заботимся о заботящихся о нас, принимаем участие в тех, кто нам по настоящему близок?  Какой в этом смысл? Что в этом хорошего?

 Ничего в этом хорошего нет, потому что вера христианская совершенно в другом заключается. Господь  совсем иначе относится к нам и  по-другому нас называет. Он называет нас Своими  детьми, а Себя называет нашим Отцом. Будьте вот так милосердны, как Отец ваш небесный. То есть будьте не верующими, не религиозными, а  детьми Божиими. А чтобы стать  Божиими, надо с Богом соединиться,  по-настоящему  стать Ему  равным, чувствовать совсем другими чувствами,  определять свою жизнь совсем другими поступками, – как Господь велит.

А Господь говорит, – А вы  любите ненавидящих вас. Да кому же это в голову придет, любить ненавидящих?  Врага своего разве можно любить?  Невозможно. Совершенно невозможно полюбить врага.  Невозможно дать взаймы человеку, который явно тебе ничего не даст  взамен.  Невозможно открыть свое сердце тому, кто обязательно тебя предаст.  Невозможно. А Господь говорит, что только так и можно поступать,  если хотите быть детьми Божиими.  И это самая главная проблема нашей жизни.

Невозможно по своему человечеству поступать так, как велит нам Господь.  Это не в силах человеческих. Абсолютно невозможно никому из людей любить ненавидящих, любить врагов своих.  И тем не менее, Господь нам говорит, что именно это и делает нас христианами.  А Силуан Афонский говорит даже, что единственное, что делает нас христианами, это любовь к врагам и ничто другое.

Как такое может быть? Есть ли вообще в этом  смысл?   Для  многих людей не верующих в Бога, не христиан, для кого Бог в душе,  а в Церковь ходить не надо, это абсолютная бессмыслица. Так нельзя поступать,  это совершенное безумие.

И действительно, христианство – это в большей степени безумие, чем какая-то другая вера разумная и правильная. Она совершенно не правильная.  Потому что правильно врагов не любить, взаймы давать  тем, кто тебе отдаст, хорошие дела делать тем, кто тебе воздаст за это.  Так все поступают и это правильно по-человечески.  А по Божески не правильно. 

Потому что вера наша заключается не в том, чтобы сделать добрые дела добрым людям, не в том, чтобы  любить тех, кто любит нас, и не в том, чтобы стать порядочным человеком. Потому что христианство, это  не религия порядочных людей. Это религия людей непорядочных.  Потому  что  в Евангелии говорится,  как Господь  пришел к непорядочным людям.

Вот пришли два человека в храм, один порядочный, а другой непорядочный. Один хороший во всех отношениях, который  любит любящих, и даже больше того делает. А другой – отвратительный и непорядочный человек, жестокий обманщик,  который не то что взаймы не дает, а сам последнее отбирает.  И один Бога благодарил за то, что он порядочный,  а второй плакал о том, что он непорядочный.  И того, кто плакал, Господь принял.  А  порядочного Господь отверг.

 А первый человек, который вошел в рай, был самым страшным непорядочным человеком, разбойником. Вот такая безумная вера! В рай попадают непорядочные,  а  –  Распни! –  кричат порядочные.

Весь Новый Завет говорит нам, что все наоборот в Царствии Небесном, все не так, как на земле. Разные это законы – законы духовной жизни и законы мира сего.

Господь благ ко всем, благ по Своей природе. По Своему существу Он есть любовь.  Поэтому, если в нас есть Божье, то именно оно нас должно заполнять.Мы не можем взять от Бога количество благодати  (с которой так удобно!), чтобы стать порядочными людьми.  Бог отдает только всего Себя.   И когда мы приходим в Церковь, мы можем или все получить, или пустыми остаться.  А так, чтобы придти и понемножечку что-то взять, а остальное отвергнуть, невозможно.  Не нужно это никому, потому что это не спасает. 

Не является пропуском в  Царствие Небесное наша порядочность. Нельзя войти в рай будучи просто хорошим человеком. Для этого надо стать  преображенным, совершенно другим. Как сказал апостол Павел: «Надо переродиться в Боге, чтобы новый человек родился, а старый окончательно погиб» (см. Еф. 4, 22–24).

 И для  этого необходимо  так себя для Бога открыть,  открыть все свое сердце,  всю свою душу, весь свой ум, всю свою жизнь, чтобы Господь полностью воцарился в каждом из нас,  чтобы Он Собою нас наполнил. А иначе невозможно.  Если мы будем Ему отдавать только маленькое местечко в своем сердце, не самое главное, а остальное будем занимать своей собственной порядочностью,  мы не сможем ни в чем найти опоры. Потому что опору мы ищем не в Боге,  а в законах тления и смерти.

Господь сказал апостолу Павлу: Сила Моя совершается в немощи, – когда тот просил Бога дать ему сил, земных, человеческих.Тогда я буду хвалиться своими немощами, – ответил апостол (2 Кор. 12, 9).

Каждый из нас чувствует свою немощь. Все мы знаем, как тяжело ходить в храм, читать правило, идти на исповедь, посещать больных. Как необыкновенно тяжело простить обиду, просто страшно тяжело. Как же мы немощны! Где же сила-то наша? Почему же она не совершается в немощи? Почему когда нам надо сделать что-то для Бога, ну никаких сил на это нет?

Но как их оказывается много, когда нам необходимо устраивать нашу земную жизнь! Как здорово мы умеем все делать для себя! Мы спать не ложимся, мы так много всего делаем! И оказывается, что мы очень сильны для того, чтобы укрепить свое мирское бытие. Но такой силе Бог противится. Он от такой силы уходит. Вот когда человек немощен жить по законам мира сего, тогда Господь дает ему силы для того, чтобы этот мир победить. Над таким человеком  мир уже не властен, не способен его закабалить и сделать своим. И тогда человеку становится понятно, как можно любить ненавидящих, помогать обижающим, бежать за своим бывшим учеником, потерявшим веру и ушедшим в разбойники, как бежал апостол Иоанн Богослов, чтобы спасти его и с любовью прижать к своей груди. Потому что тогда уже не человеческая, а Божия сила проявляется в каждом из нас.

Каждый чувствует свою немощь по-настоящему. Как тяжело придти в храм, как тяжело читать  правило,  как тяжело придти на исповедь, как тяжело посетить больных.  Как  необыкновенно тяжело простить обиду, просто страшно тяжело. Как же мы немощны! Где ж сила-то наша?  Почему же она не совершается в немощи? Почему, когда нам надо сделать нечто Божие, ну никаких сил на это нет.

Но как их оказывается  много, когда нам необходимо устраивать нашу жизнь! Как мы здорово умеем все делать для себя.  Откуда только силы берутся!  Мы спать не ложимся, мы так много всего делаем! И оказывается, что мы очень сильны, мы все можем сделать для того, чтобы укрепиться  свое мирское бытие. Мы великолепно можем справляться, когда устраиваем собственную жизнь. Мы всем своим бытием показываем,  насколько мы сильны и защищены в этой жизни.  Мы на постаменте, вокруг нас крепкие стены нашего земного бытия,    и мы сильны. И в этой силе ничего божественного  таиться не может.

Потому что Бог гордым противится. Он противится такой силе,  Он от такой силы уходит.   Вот когда человек немощен жить по законам мира сего,  тогда Господь дает такие силы, что он может этот мир победить. Этот мир над ним не властен,  не способен этого человека закабалить  и сделать своим. И тогда становится понятно, как можно любить ненавидящих, помогать тем, кто от тебя отворачивается,  бежать за своим бывшим учеником, потерявшим веру и ушедшим в разбойники, как бежал апостол Иоанн Богослов, чтобы спасти его и с любовью прижать к своей груди. Потому что тогда уже не человеческая, а Божия сила проявляется в каждом из нас.  Тогда можно, потому что тогда сила Божия проявляется в каждом из нас. 

Человек способен открыться для Бога. Перестать жить умом мира сего и начать жить умом Божиим, перестать надеяться на законы земного бытия и укрепиться в законе Божием. Перестать поступать как принято и начать слышать, как Господь Свою волю ему открывает. Таким образом, человек  становится Божьим сыном.  Вот тогда он становится  способен принять в себя Бога.

А когда мы принимаем в себя Бога, для нас не стоит вопрос, кого любить, а кого не любить, кого приблизить, а кого отдалить. Для человека, в котором царствует Господь, нет разделения, как нет разделения для Бога. Бог не может любить одних и не любить других, прийти для спасения одних и не прийти для спасения других. Мы для Него все дети, каждый в отдельности и все вместе. Для человека, который с Богом, уже не важно кого любить: любящего или ненавидящего. Он не понимает, как можно вообще кого-то не любить, как можно за кого-то не пострадать. Не понимает, потому что в нем действует уже не человеческое, а Божественное.

И сегодняшнее евангелие нас призывает, чтобы мы еще раз  оценили: «Мы кто?  Мы в какой храм пришли? Какому  Богу поклоняемся?  Мы для чего в купели крестились? Для того, чтобы быть порядочными людьми или для того, чтобы стать людьми Божьими? Если для того, чтобы стать Божьими людьми,  то мы все силы своей души должны употребить на то,  чтобы Господь воцарился в каждом из нас.

 Аминь.

2001