Главная » Страница настоятеля » Проповеди » О мытаре и фарисее

О мытаре и фарисее  (Лк. 18, 10-14)

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Сегодня воскресный день открывает собой Постную Триодь — книгу, готовящую нас к Великому Посту.

Всем нам известна очень короткая, простая и ясная притча о мытаре и фарисее -- как два человека вошли в храм помолиться, один фарисей, а другой мытарь. И фарисей молился так: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю». А мытарь не смел поднять глаз на небо, и только говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! И мытарь ушел более оправданным, ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18:10-14).

В прошлое воскресенье мы уже слышали рассказ об одном мытаре по имени Закхей, и можно даже представить себе Закхея после встречи с Господом, как приходит он в храм и бьет себя в грудь. Видишь этого маленького человека, который в своей жизни встретил Христа, увидел Его, услышал Его, — и был просто пронзен Его словом, Его взглядом, Его присутствием. Настолько пронзен, что стал совершенно другим человеком.

Такое должно произойти с каждым из нас. В какой-то момент мы — такие же, как этот мытарь, абсолютно пронзенные Светом Христовым и не могущие ничего Ему сказать, кроме этих двух слов: «Милостив ми буди, грешному!» Потому что даже не надо перечислять Богу всего того, что человек сделал неправильного, — каким он был хищником, каким он был прелюбодеем, каким он был мытарем, — не надо всего этого говорить, потому что главное для Бога — не те слова, которые мы произносим на исповеди, а то, как мы меняем свою жизнь.

И наша жизнь действительно меняется, и может случиться так, что придя в храм как мытари, мы в какой-то момент вдруг становимся, как фарисеи, потому что наша жизнь налаживается и выстраивается правильным образом. Вот я уже и пощусь два раза в неделю, и не прелюбодействую, и не краду, и молюсь Богу, и делаю добрые дела, и подаю милостыню, и жертвую… Вот уже в моей жизни все правильно и хорошо — но как же не благодарить за это Бога? Как не сказать: «Господи, благодарю Тебя за это?»

А потом рядом с нами оказывается человек, который подобен Закхею, и мы смотрим на него и думаем: «Слава Богу, я не такой, как он». А сколько таких людей, на которых мы бы посмотрели и сказали те же самые слова? «Я не такой, как он. Слава Богу!» Ведь это все ужасные люди! Они прелюбодеи — слава Богу, я не прелюбодей! Они хищники — слава Богу, я не хищник! Они грешники — слава Богу, я уже не грешу!

Однажды, когда я был совсем молодым человеком, в одном из монастырей в Троице-Сергиевой Лавре я слышал проповедь молодого священника, иеромонаха. Я не помню, какой это был день, может быть, даже такой же, как сегодня, о мытаре и фарисее. Он сказал такие слова: «Бывает так, что человек не грешит, но и никого не любит. А бывает так, что человек согрешит, нарушит заповедь, чтобы исполнить свой долг любви». Такое случается, когда человек выйдет за рамки Закона, когда человек рискнет пожертвовать своим благополучием, своей мнимой чистотой, своей мнимой праведностью и правильностью, — тем, что он такой молитвенник, или честный, или хороший, или чистый, — собой рискнет ради другого, ради любви.

И тот священник сказал, что любовь покрывает все грехи. Когда человек живет настоящим стремлением любви, — это самое главное. Такой человек никогда не скажет: «Слава Богу, что я не такой, как другой», потому что он будет смотреть на каждого грешника теми же глазами, которыми смотрит на нас Христос. Ведь Он пришел в этот мир ради таких, как мы, — не ради праведников, не ради фарисеев, не ради тех, кто постится, не ради тех, кто исполняет Закон, не ради тех, кто дает десятину, не ради тех, кто не прелюбодействует. «Не ради праведников Я пришел, — говорит Он, — потому что праведники во Мне не нуждаются, а ради грешников». Ради таких,  какими мы не хотели бы быть.

В этом есть что-то очень важное для каждого из нас, потому что так легко научиться жить в Церкви и не грешить. Довольно легко жить по четко установленным правилам и традициям. И так тяжело научиться по-настоящему кого-то любить, чтобы о себе не думать, чтобы о себе забыть, чтобы не «я — не такой, как они», а «я — вместе со всеми, вместе с другими такой же, которого любит Христос».

Аминь.

2018







Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Пришли два человека в храм помолиться. Один из них – фарисей, а другой – мытарь. И фарисей молился: «Господи, благодарю, что я не такой, как прочие».  А мытарь стоял и, не смея возвести  глаза к небу, говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному». И первый ушел осужденным, а второй  оправданным, потому что кто будет смирять себя, тот будет вознесен, и наоборот.

Так очень часто бывает и с нами. Мы приходим в храм, как мытари,   а потом почему-то вдруг становимся, как фарисеи. Первый приход человека в храм, решительный, важный, – это приход мытаря, приход в состоянии поверженном и сокрушенном.  И Господь удивительным образом снисходит  к такому человеку, возносит его, действительно возвышает до Себя только ради этих слов,  ради сокрушения сердечного,  невозможности быть и дальше таким мытарем, нести на себе груз лжи и  развращенности. Невозможно жить с грехом. Грех – это мука. Грех – это ад. И вот когда человек  с таким пониманием приходит к Богу, Господь видит его, милует  и возносит  до Себя.

Когда Господь возносит человека, тот сразу чувствует, что он изменился,   что  жизнь его   стала  сродни свободе. И он не может не говорить Господу от всей души: «Господи, благодарю Тебя!» Оглядывается назад,   а рядом стоит мытарь, такой же, каким был он сам... И тогда человек  восклицает: «Благодарю тебя, что  я не такой, как он!»

Да, такое бывает. Приходит человек в храм, стоит,  молится, – красивый, благообразный,  с благородными чертами лица, по виду христианин, – оборачивается, а рядом стоит панк с оранжевыми волосами, и  человек восклицает: «Господи, благодарю Тебя, что я не такой.  Слава Тебе Господи,  что я не такой!»

Мы выходим в мир, видим, какой он страшный, и благодарим Господа,  что мы не такие, как эти и эти, и эти… И с этого момента приходится признать: если мы так чувствуем,  значит мы перестали двигаться к Богу,  в нас больше нет того, что может нас до Христа довести. В этот момент мы потеряли желание искать Бога. А фарисеем человек становится именно тогда, когда  престает искать Бога, когда начинает думать, что он все в своей жизни уже нашел и в этом состоянии  может спокойно пребывать, любуясь собой,  измеряя свою жизнь своими добрым поступками, своим личным благочестием: именно благочестием, именно праведной жизнью, именно добрыми делами,  милосердием, постом и молитвой, именно тем,   чем определяется наша жизнь христианская.

Но это-то и страшно: то, что дается человеку, как путь, становится для него камнем преткновения. Когда этот путь уже никуда не ведет, когда этот путь  кончается остановкой, и определяется не Богом, а самим человеком, оказывается, что он дошел просто до самого себя. Он собой доволен, ему больше ничего не надо и некуда больше идти. Вот это и есть фарисейство.  Страшное фарисейство настигает нас  совершенно незаметно, когда мы полны желания жить благочестиво, жить, как нам кажется, в Боге, потому что мы считаем, что все, что мы делали, мы делали для Бога. А  Богу этого не надо. Ему не нужны эти наши дела. Ему не нужны наши добрые поступки, которые  делают нас фарисеями.

 Это страшное состояние, которым мы все болеем. Жизнь христианская – это беспрестанный, бесконечный путь к Богу,  когда человек ищет Бога, когда ему без Бога плохо, когда  он постоянно ощущает свое сиротство, свое несовершенство,  находится в состоянии покаяния,  постоянного изменения самого себя. И только это состояние глубочайшего сокрушения перед Господом  делает нас способными к Нему приобщиться. Только в этом состоянии Господь доводит человека до Себя.

До самого последнего дня мы будем говорить, что мы грешны, потому что пока мы это говорим, Господь нас будет миловать, будет нам прощать и будет нас любить. Как только мы скажем: «Наконец-то мы праведники! Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как прочие человеки!» – как только мы это скажем – все, мы тем самым отвернемся от Бога.

Господь к грешникам пришел, а не к праведникам,  не к тем, которые довольны своим  благочестием и считают,  что им некуда больше идти, которым хорошо – в храме, на молитве, среди своих. Это правильно, так и должно быть,   но это  совсем  не то, ради чего мы пришли в храм. Если мы пришли для того, чтобы наша жизнь стала уютной,  комфортной и спокойной,  то мы ошиблись, мы не по адресу пришли. Евангелие нам совсем о другом говорит.

Все, кто хочет жить благочестиво во Христе, будут гонимы (2Тим 3:12), – говорит апостол Павел.  Вот, какими они будут: гонимыми. Мир не можем примириться с таким человеком.

Действительно хороший человек пришел в храм, милосердный  постник, подвижник.  Пришел, а остался без Бога.  Это слово к нам обращено, заставляет нас задуматься: «Мы ради чего пришли  к Богу? Почему мы христианами называемся? Где наше место рядом с Ним?  Почему наша жизнь не меняется? Почему мы остановились на месте?  Почему мы никуда не идем?»

Не будем бояться быть грешниками. Мы знаем, что мы грешники, нам от этого горько, но нам и радостно, потому что Господь ради грешников в мир пришел, чтобы их спасти. Праведникам не нужен Христос, им и без Него хорошо.  А грешникам без Христа деваться некуда.

Аминь.

2000