О слепом   (Лк. 18:34-43)

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

В сегодняшний день мы слышим слова апостола Павла, обращённые к Тимофею,  о том, что Христос пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. (см.Тим. 1:15). Что же это значит: «Я первый из грешных»?

Евангельское чтение этого дня говорит о том, как Христос подходил к Иерихону, а у дороги сидел слепой и просил милостыню. Услышав, что много людей идет мимо него, он спросил, что там происходит. Ему сказали, что это Иисус Назорей. И тогда слепой стал кричать: «Иисусе, Сыне Давидов, помилуй меня!» Его заставляли молчать, а он всё равно кричал всё громче и громче: «Сыне Давидов, помилуй меня!» Тогда его подвели ко Христу, и на вопрос,– А что же ты хочешь? – он ответил: «Господи, чтобы мне прозреть».

Казалось бы, а что ещё может хотеть слепец? Понятно, что тот, кто хромает,  хочет ходить ровно. Тот, кто не видит, хочет видеть ясно.  Тот, у кого есть какая-то немощь, хочет ее преодолеть.  Но наши недостатки  мы воспринимаем только с одной точки зрения: они нам мешают быть благополучными, не дают  возможности проявлять себя во всей полноте. Мы не очень умные, не очень талантливые, не очень ловкие… Любая болезнь нам очень мешает: тормозит наши действия, не даёт двигаться вперёд, достигать своих целей.  Казалось бы, это очевидно, почему слепой хочет прозреть.   Зачем же Христос спрашивает у него: «Чего ты хочешь от Меня»? И так  понятно – слепой должен видеть.

Но, может быть, это и совсем не так. Потому что видеть в евангельском смысле этого слова означает, прежде всего,  увидеть правильно самого себя,  как видел апостол Павел,  назвавший себя первым из грешников. Мы так легко эти слова произносим – я первый, – когда читаем молитвы к Причастию. Но понимаем ли, что за ними стоит? Как это – видеть себя первым из грешников? А ведь если  себя таким не увидеть, тогда спасать некого. Господь в мир  пришёл спасать грешников, и если я не грешен,  Он пришёл не меня спасать, а  кого-то другого. Если я не вижу этого по-настоящему глубоко,  не осознаю  в себе, как настоящую,  глубочайшую, самую серьезную болезнь, то тогда Господь не ко мне пришёл, а к тому, кто действительно увидел, что он первый из грешников.

Когда слепой  на вопрос Христа  отвечает, – Я хочу прозреть, – это значит, что он хочет видеть мир так, как Господь  повелевает его видеть, так, как видит Он Сам.  И если человек хочет  видеть этот мир по-евангельски, он, прежде всего, должен увидеть себя таким, какой он есть. Кто он такой? Какой он рядом  со Христом? Каков он в свете Евангелия, в свете заповедей Господних?  Если он на это готов, то тогда совершается чудо.

 По большому счету, нам совершенно не важно и не интересно видеть мир так, как хочет Господь. Евангельское видение лишает нас всякого представления о  благополучии и комфорте,  уничтожает всякую надёжность,  рушит все подпорки. Видение тем зрением, которое Господь дарует,  значит, действительно увидеть себя первым из грешников. А это так неприятно. Это совсем не хорошо. Это очень одиноко и  беззащитно,   это полная нагота и стыд, ведь себя совсем нечем прикрыть. И с этим нужно жить дальше, потому что ты же сам захотел это видеть.

И вся жизнь открывается тогда совершенно  в другом свете. Оказывается, что нет других виновных в том, что с тобой произошло, кроме тебя самого. Невозможно сказать: «Это он виноват…  это обстоятельства так сложились, они меня таким сделали…  а сам я тут не при чём». Евангельское зрение не даёт нам возможности чем-то прикрыться, спрятать свою наготу.

Не позволяет нам евангельское зрение и оправдать нашу неприязнь к человеку, найти доказательство того, что этот человек плох и не может быть любимым, не должен находиться  рядом с нами и разделять с нами нашу жизнь.   

Евангельское зрение не даёт нам возможности постоянно думать о том, что Господь обязательно должен нам во всём помогать, и если вдруг с нами случается  что-то непредвиденное, сказать: «Я не вижу Бога рядом с собой.  Его не было рядом со мной, когда мне было плохо. Нет Бога в тех местах, где творятся такие беззакония и ужасы».  Если человек имеет евангельское зрение, он видит Бога везде и всегда, даже в ситуациях,  когда  кажется, что здесь Бога быть не может. Не может по-евангельски зрячий человек быть благополучным и защищённым.

Поэтому не всякий человек хочет быть зрячим. Поэтому вопрос Христа - "Что ты хочешь от Меня?" – совсем не праздный и не случайный. Человеку, который живет, не видя себя самого и не видя ничего вокруг себя, жить очень удобно, ведь ни за что не надо отвечать. Даже если ты делаешь какие-то ошибки, они тебе не принадлежат, потому что ты ведь ничего не видишь,  ничего не знаешь,  и спросить-то с тебя нечего. Слепота может оказаться очень выгодной, мы ее принимаем. Сидишь себе при дороге, живёшь на чужое подаяние, никуда тебе идти не надо, ни за кем не надо следовать, ведь ты же – слепой, и с тебя никто ничего не спросит.

 Слепой никуда не идёт, а  прозревший слепой    сразу пошёл за Христом. Как нам говорит Евангелие: «И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога». Он пошёл за Христом не потому, что Христос всё время держал его за руку, а потому что путь ко Христу познал: где этот путь, в чём он состоит, куда идти за Христом. Он начал видел таким зрением, какое ему дал  Господь.

И если мы с вами молимся вместе с апостолом Павлом и говорим, что я первый из грешников, то за этими словами стоят слова слепого. Это значит, что я хочу видеть себя    таким и воспринимать себя и весь мир через то, что я грешен. А если этого нет, то тогда слова эти – пустые и  ничего не значат. Это евангельское чтение призывает нас к тому, чтобы мы всегда слышали вопрос Христа: «А что ты хочешь от Меня?». Давайте подумаем, как нам на него ответить.

Аминь

30.01.2011