Об уверении Фомы    (Ин. 20:24–28 )

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Христос воскресе!

 

Мы привыкли встречать друг друга главным в нашей жизни приветствием: “Христос воскресе!” Что же значит это воскресение для каждого из нас? Очевидно, что  в нем – центр нашего христианского исповедования, потому что сущность нашей веры заключена в том, что Христос воскрес. Об этом говорит все наше церковное учение и Священное Предание. А апостол Павел говорит, что, если Христос не воскрес, то мы несчастнее всех людей на Земле, потому что  тогда наша вера не имеет   никакого смысла.

Для людей, которые живут вне Церкви, а таких много в нашей стране, самый главный день - это Новый год: что-то  в новогоднюю ночь  случится,  придет Новый год, и, может быть, принесет что-то новое… А для нас Новый год - Пасха. Это действительно – начало нового года,  предчувствие жизни будущего века. Этот день для нас –  исполнение и  трудов Великого поста, и нашего покаяния, и чего-то, что мы в себе должны были исправить и поменять.

Радость и свет этого дня очень надолго может каждого из нас наполнить настоящими жизненными силами, которых нам так не хватает. Вдруг все становится на свои места.  Вроде жизнь-то не поменялась, все то же самое происходит, но вдруг все становится так очевидно, понятно и легко. Какие-то проблемы, которые мы не знали, как разрешить, и мучились этим, вдруг перестают нас так волновать: мы все равно не знаем, как их разрешить, но  почему-то вдруг успокаиваемся. Есть вещи неразрешимые, и они неразрешимыми останутся, но присутствие Бога в нашей жизни в эти дни совершенным образом  покрывает всю неразрешимость, уныние и тупики нашего бытия.

Но ведь это же еще не все. Это не самое главное из того, что  являет нам светлое Христово воскресение. Ведь в эти дни с нами должно случиться что-то такое, чтобы об этом стало известно не только нам, но и кому-то еще из тех, кто нас окружает. Ведь весть о том, что Христос воскрес,  не может касаться  только нас,  не может стать только нашим маленьким частным делом, нашей такой внутриприходской и даже внутрицерковной радостью. Это же что-то большее, мировое. Ведь если Христос воскрес, то тогда вся жизнь должна поменяться и не только наша. То есть, конечно,  прежде всего, должна меняться наша жизнь, но от каждого Великого поста, от каждой Пасхи она должна меняться настолько, чтобы это кого-то задевало, кого-то  трогало, кого-то  действительно чем-то удивляло, просвещало и заставляло обернуться в нашу сторону. Так должно быть,  плоды этого труда и великой радости  должны распространяться на мир.

Вот сегодняшнее Евангелие Христово:  приходит Христос к ученикам Своим, как к нам пришел, и являет им Себя во всей полноте Своего богочеловеческого воплощения, которой они до Его воскресения не знали. Он садится с ними и пьет вино, ест рыбу и хлеб, показывая им, что он не дух, а истинный Богочеловек,  обладатель жизни вечной.  И радость воскресения настолько захватывает учеников, что они действительно готовы делиться  с другими.

 Приходит Фома, его ведь не было вместе с ними. Они говорят: “Христос воскресе!” И вдруг он почему-то не верит... Почему-то  слово о том, что Христос воскрес,  Фоме, который знал Христа так же близко, как и все остальные Апостолы, ничего не говорит…

А мы же помним, что вот эти же самые Апостолы еще совсем недавно, неделю назад, разбежались от креста Христова, не взяли свой крест, не пошли за Ним до конца.  И  все равно Христос к ним приходит. Он их утешает, дает им  Духа Святаго и  власть вязать грехи человеческие.  Они уже получают знаки своего священства, первые знаки настоящего апостольства.

И вдруг ничего не происходит, апостол Фома не верит тому, что Апостолы ему говорят. ”Пока сам не удостоверюсь, не увижу”. И действительно,  если Христос воскрес,  почему ж  вы сидите в горнице за дверями затворенными, прячась страха ради иудейска? Почему с вами ничего не произошло? Почему вы остались прежними? Почему то, что Христос воскрес, вас не сделало другими?

Mы часто воспринимаем  воскресение Христа только, как радость. Все плохое прошло, и осталось у нас только хорошее. Да, – радостно, да, – счастье, да, – веселье: Христос воскрес! Смотрите, как все хорошо! Значит, ничего страшного не произошло?

А Фома помнит,  Фома знает, какой это страшный мир, как этот мир распинает Христа, как этот мир готов каждого, кто за Христом пойдет, так же распять. И Апостолы тоже это понимают, поэтому и сидят за дверями затворенными.  И такое свидетельство о Христе ничего не значит  для мира, потому что с нами ничего не случилось,  потому, что воистину зная о том, что Христос воскрес, мы продолжаем жить по законам и стихиям  этого мира, страшиться страхом этого мира и опираться на те фундаменты, которые этот мир нам предлагает, а не на Христа. И такое свидетельство о Христе не  воспринимается нами всерьез, как истина, которой мы дорожим,  потому что вместе с этой истиной у нас есть еще несколько таких же незыблемых истин, на которых, собственно, наша жизнь и строится. И вот эти истины и свидетельствуют о том, кто мы такие.

И ради Фомы Христос снова приходит к ученикам и говорит ему: “Вложи свои перста в мои раны”, и тот  видит истинность  воскресения уже в своем личном опыте. Христос и ученикам Своим показывает до конца,  в чем его воскресение:  Христос воскрес, но раны Его остались. Христос воскрес, но руки-то прободены. Христос воскрес, а рана в ребрах зияет.  И снова Он говорит им  эти слова: “Идите, я посылаю ваc”.

 А куда Он посылает своих учеников? На что Он посылает своих учеников? Он их посылает на этот же самый крестный путь. Он их посылает идти за Собой. Он их посылает достигнуть  воскресения, той же Пасхи, и так же, как Сам, – через Голгофу. Вот  если мы, как апостол Фома, примем вместе с воскресением эти раны Христовы, примем вместе с радостью это ребро прободенное,  тогда, мне кажется, наше слово о воскресении Христовом, наше слово о жизни во Христе,  сразу получит и правду, и силу.  

Господь являет апостолу Фоме свои прободенные руки и свое пронзенное ребро, и мы больше не можем думать, что  ничего не произошло. Мы знаем, что Христос воскрес, мы верим, что Он никогда нас не покинет, но путь, на который Он нас посылает, это путь, по которому  ученик идет за Учителем до конца. Из Деяний святых Апостолов,  из истории нашей Церкви мы знаем, что такое этот  апостольский путь, и как Апостолы возвещали Христа своей жизнью, своей смертью и своим воскресением.

Аминь.

2011

 

 

Христос воскресе! 

Такие слова Апостолы сказали Фоме, который не видел воскресшего Спасителя. Они сказали ему Христос воскресе! — а Фома неповерил.

 Апостолы собрались в горнице, закрыли все входы и выходы, они спрятались страха ради иудейского, как написано в Священном Писании. И когда Христос явился среди них, Он сказал: “Мир вам”. Потому что мира не было, а было смятение,  страх предстать перед судом, перед Пилатом, перед собором иудейских старейшин, перед всем народом, как это сделал Христос. И вот Господь к ним является и говорит Мир вам, давая Апостолам возможность утвердиться в вере Христовой. Своим воскресением Он уверяет в том, что жизнь победить невозможно, что Бог рядом с ними, что Христос их не оставил.

Фома же отсутствовал в этот момент. И когда Апостолы встретили его и сказали, что Христос воскрес, он ответил: “Не могу в это поверить, пока сам не вложу свои руки в Его раны”.

Почему же Фома не поверил Апостолам? Потому что сами ученики Христовы оказались недостойными Его воскресения, не смогли принять Христа воскресшего, а остались прежними, запуганными и боязливыми.  Господь к ним является, чтобы они пошли в мир провозглашать воскресение Христово, а они не  стали теми, на которых Он возложил миссию проповеди. Они сидели в доме за закрытыми дверями в страхе и ужасе перед этим миром, несмотря на то  что Господь Свой мир им дал. Поэтому и не поверил апостол Фома ученикам Христовым. Ведь если Христос воистину воскрес, то зачем же сидеть в закрытом доме? Если Христос победил смерть, как можно бояться смерти? Если Христос Свой мир подал, что же бояться этого мира?

По лицам учеников Христовых, по тому, как они говорили, что Христос воскрес, невозможно было удостовериться, что Он воистину воскрес. Они не поменялись. Они остались прежними.

И ради того, чтобы никто не остался без веры, Христос снова после восьми дней Своего воскресения явился Апостолам, которые снова сидели в закрытом доме, и сказал Фоме: “Подойди ко Мне и вложи свои персты в Мои раны. И не будь неверующим, но будь верующим”. Апостол поклонился и ответил: “Господь мой и Бог мой”. “Блаженны, — сказал Христос, — те, которые не видели, но уверовали”.

Христос является Апостолам не только для того, чтобы уверить Фому, но  чтобы показать всему миру, всей Церкви, всем нам, что воскресение Его совершилось во плоти, что Он не призрак, не воскрес эфемерно, только душой. Он дал возможность осязать Себя, доказал, что не только во временной жизни Он существовал как Богочеловек, но остался человеком и  по воскресении.

“Если я не увижу на руках у него язвы и раны от гвоздей, я не поверю”, — говорит Фома. Казалось бы, как странно. Разве недостаточно  просто увидеть воскресшего Господа, раны-то тут при чём?  А Фома говорит, что  только раны могут удостоверить его в том, что Христос воскрес. И Господь является именно ради того, чтобы явить ему Свои раны, которые Он на удивление всем сохранил в Своём воскресении, и которые являются знаком настоящей победы Христа, Его истинного воскресения, потому что нельзя праздновать воскресение, совершенно забыв о том, что было неделю назад.

Ведь действительно, Христос воскрес, и  казалось бы, всё, что было, можно теперь забыть как страшный сон… теперь совсем другая жизнь… совсем другая радость…  Можно написать об этом в книгах, а можно и не вспоминать... А оказывается, нельзя.

 Христос воскрес со всеми Своими ранами, со всеми язвами, потому что именно язвы Его исцелили мир, как говорит пророк Исайя. Воскресший Спаситель — пострадавший Спаситель, нельзя забыть о Его страдании. Но оно побеждено. Он воспринял на Себя всю человеческую природу, Он воскрес, чтобы каждый из нас был участником этого воскресения. Всё человечество имеет отношение к  воскресению Христову, всё человечество им уврачёвано. Фома удостоверяется в истинном воскресении Христовом и потом удостоверяет в этом всю Церковь.

Христос жил на земле как Человек, но при этом Он пребывал неразлучно с Отцом и Святым Духом. И по вознесении Своём Он телесно вознёсся на небо и телесным образом пребывает в недрах Святой Троицы. Но удивительным образом Христос телесно пребывает и здесь, на земле, потому что Его Тело — это Церковь Христова, это мы с вами, собранные в Церкви,  объединённые в Таинствах, объединённые любовью друг ко другу.

И сейчас, когда люди хотят увериться в воскресении Христовом, они, прежде всего, подобно апостолу Фоме, касаются этого Тела. Они приходят сюда, в Церковь, чтобы коснуться воскресшего Спасителя, и встречают нас, эту невидимую, непостижимую Церковь Христову. Встречают нас, как апостол Фома встретил других учеников. Мы говорим, — Христос воскресе! — но чтобы ответить, — Воистину воскресе! — надо увидеть в нас воскресшего Спасителя. Чтобы действительно увериться в этом воскресении Христовом и в озарении сказать, как апостол Фома, — Господь мой и Бог мой! — надо в нас, в Церкви Христовой на земле,  увидеть воскресшего Спасителя.

Вот это и есть то самое блаженство, о котором говорит Спаситель апостолу Фоме. Блаженны те, которые стали верующими, прикоснувшись к Церкви. И блаженна та Церковь, которая постоянно возвещает своей жизнью, настоящей, глубокой, духовной, то, что Христос воистину воскрес.

Аминь.

2003 

 

 

 

Сегодняшнее воскресенье называется – Антипасха. Это первое воскресенье после Пасхи, посвященное апостолу Фоме. Мы вспоминаем о его удивительном уверении, когда Господь ради него снова явился Своим ученикам,  и позволил ему коснуться Себя, вложить свои персты в  Его раны. 

Если спросить человека, хочет ли он спастись,  наверное, каждый ответит, – хочу. Действительно, почему бы не спастись?  Как можно хотеть не спастись?  Но вот когда начинаешь жить этим желанием, оказывается, что спастись совсем не так уж и хочется. Потому что одно дело, когда тебя кто-нибудь просто  берет и  переноси в некое  сказочное  пространство, в удивительным мир, полный всевозможных  яств и удовольствий… А другое дело, когда начинаешь понимать, что для того, чтобы спастись, надо стать другим человеком, как говорит апостол Павел: «Кто во Христе, тот новое творение».  Значит старое, ветхое творение закончило свое существование, и только  новое творение  может спастись.

Мы в апостиларии сегодняшнего праздника слышали: «Днесь весна благоухает, и новая тварь ликует и радуется».  Значит каждый христианин, тот кто во Христе, – новая тварь …. Но чтобы в это новое творение войти,  нужно иметь очень горячее желание спастись.

Таким горячим желание спасения и был полон апостол Фома. Когда ученики, спрятавшиеся в горнице, увидели Господа, они боялись  выйти оттуда страза ради иудейского. Господь сказал, – Мир вам! – посылая их на проповедь, а они не пошли… Мир, который дал им воскресший Спаситель, их совершенно не умирил. Поэтому и не поверил им  апостол  Фома, и сказал, что не поверит, пока  не вложит свои персты в Его раны. Ему не нужен был такой иллюзорный опыт,  Бог – призрак, Бог – фантом,  не имеющий ничего реального, ничего живого.

Часто нам так хорошо на Пасху бывает,  и мы думаем, что эта пасхальная радость собой покрывает все, что она и есть осуществление  нашего желания духовной  жизни. Как хорошо быть наполненным той радостью и  легкостью, которую Господь посылает в эти святые дни! А вот апостолу Фоме  Господь говорит: «Вложи свой перст в Мои раны». Господь является  Апостолам воскресшим, но  со следами всех своих крестных мучений.  Он явиляется не загладив Свои раны, не спрятав их, а с  прободенным ребром, с пронзенными ладонями,  с пробитыми ногами…

Он так явился апостолу Фоме и всей Церкви, чтобы показать, что путь спасения  – именно такой. Чтобы этим путем следовать, надо этих ран коснуться, надо свой перст в эти раны вложить и быть со Христос здесь и сейчас  с Его страданием. Он воскрес и победил Собой смерть, но дает нам возможность вложить перст в Его раны, в Его несение креста,  в Его искупительную жертву, в Его смерть и в Его воскресение, потому что иным путем никакого спасения быть не может.

Мы все хотим  иметь пасхальную радость, и спасения мы хотим  такого… а хотим ли мы такого спасения, которое Господь явил апостолу Фоме?  И Апостол, открыв в себе желание именно такого спасения, сказал: «Господь мой и Бог мой».

Вот об этом спасении идет речь. Хотим ли мы спастись? Желаем ли мы того пути, который Господь являет нам в Своем воскресении? Желаем ли мы увидеть у воскресшего Спасителя Его незаживающие раны, с которыми Господь  не только воскрес, но с которыми Он на небо вознесся, и которые Он будет нести до конца как знак того, что это есть Тело Христово,  которое мы называем Церковью нашей?

И этого Тела Христова коснулся  апостол Фома, Тела кровоточащего,  преломленного, чтобы в этом прикосновении, в этом приобщении пойти путем ко спасению, апостольским путем. И для нас нет другого пути, путь спасения только один,  который нам указует воскресший Христос Своим прободенным. Телом.

Христос воскресе!

                                                                                                                                2002