Притча о  сеятеле     (Мф 13:3-9, 18-23)

Храм свт. Николая, София, ноябрь 2013 г. 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Слова сегодняшнего Евангелия: «Кто сеет скупо – скупо и пожнет, а кто сеет щедро – щедро и пожнет». Иисус говорит, что сеющий сеет щедро, а вот место, куда зерно падает, это каждый из нас, это наше сердце. И уподобляется это сердце то дороге, то камню, то терниям, а то плодородной почве. Мы видим в этой притче удивительную щедрость сеющего слово Божие, потому что сеется оно не только там, где обязательно должно взрасти. Но зачем сеять на дороге? Зачем сеять в камни? Зачем сеять в тернии? Это не говорит о том, что сеятель глуп, это говорит о том, что сеятель щедр, он в каждом месте, в каждом сердце ищет возможность, чтобы это слово проросло.

          И возникает вопрос: а что же такое – эта  хорошая почва? Как это относится к нам? Когда мы бываем такими, чтобы это Слово Божие могло в нас прорасти и  принести свой плод? Ведь это евангельское слово звучит для нас очень часто, не только в этой притче,  – это семя сеется всегда. И посмотрим на себя – каков плод? Где это слово в нас проросло? Что значит для человека, для каждого из нас, стать  такой почвой?

            На самом деле,  хорошая почва – это та, которая обработана землепашцем и приготовлена к приходу сеятеля. Эта земля должна быть каким-то образом вскрыта, разрезана, пронзена, как это делает плуг.

 В одном из своих посланий апостол Павел говорит, что слово Божие – это меч обоюдоострый, который так пронзает человека, что разделяет его ум и душу, составы и мозги… И действительно, на этот острый-преострый меч похож плуг, который врезается в землю, всю ее разрывает, переворачивает, можно сказать, ранит землю. Ведь земля вся такая монолитная… Например, дорога: она так утоптана, так, можно сказать, заасфальтирована, что это мертвая земля. Она сродни камню,  такая же непроницаемая, на ней только тернии могут расти, для них не надо плодородной земли. Единственная возможность сделать каменистые места и дорогу хорошей почвой – это их  как можно глубже вскопать, вскрыть, чтобы земля раскрылась, как отверстие, через которое сможет что-то входить.

А человек не любит, когда его вскрывают, когда в него что-то вонзается, когда его монолитность и забетонированность что-то пробивает. Он всегда стремится себя от этого сохранить, спрятаться. Мы не любим открытых ран, мы становимся слишком доступны и открыты для всего:  для боли, для каких-то чувств и мыслей, которые мы от себя отгоняем. Мы становимся слишком уязвимыми, и эта  уязвимость воспринимается нами как какая-то ущербность,  недостоинство, словно в нас что-то не то. Нам хочется быть могучими, сильными, недоступными, непробиваемыми, как эта почва каменистая. И Господь сеет, сеет, сеет, а плода нет.

Недавно мы праздновали память преподобного Сергия Радонежского,  в его кондаке есть удивительные слова: «Христовой любовью уязвился еси преподобный», то есть, поранился. Мы даже молимся иногда ангелу-хранителю: «Ангел Божий, хранителю мой святый, любовию Христовой уязви душу мою», то есть порань, раскрой ее. И это единственная возможность для человека стать плодоносящей почвой, принять это семя – слово Божие, желать того, чтобы в тебя вошел Христос, как меч, как плуг, как скальпель, чтобы Он вскрыл тебя, наконец, чтобы пала с тебя твоя забетонированность. Кто все время прячет свое сердце от настоящих глубоких чувств,  от настоящей боли, отсекает от себя  важные вещи, которые делают человека человеком,  - свободу, мысли, желания, – кто  хочет иметь готовые ответы и получить  все спокойно, легко, без раны, без уязвленности, – тот никогда, оказывается, не сможет принести плода. В таком человеке щедрое семя Божие все время будет сеяться и умирать, сеяться и украдываться, сеяться и уноситься птицами и ветрами.

                    И только тогда человек оказывается способным приносить плоды, когда он оказывается  раненным Богом. Мне кажется, что мы об этом можем просить, к этому стремиться, не бояться, что Слово Божие может нас поразить, сделать  беззащитными и доступными для всех. Жить такому человеку в этом мире очень неудобно, но  к этой доступности сегодняшнее Евангелие призывает каждого из нас, потому что без этого Слово Божие в нас не вольется,  не прорастет, и мы не сможем принести тех плодов, о которых говорит нам сегодняшнее Евангелие. Аминь.

27.10.2013

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Сейчас вы слышали притчу, самую известную из всех притчей Господних, притчу о сеятеле. Бросает сеятель зерно в землю, и оно падает в самую различную почву. Что-то падает при дороге, и птицы склевывают эти зерна. Что-то падает на каменистую почву и сначала прорастает, но поскольку не может укорениться, солнце высушивает эти молодые ростки, и они погибают. Что-то падает в терние, и сорняки заглушают всходы. Что-то падает на добрую землю, и приносит свой плод многократно.

Толкование этой притчи дает нам Сам Господь. Господь объясняет, что семя, которое почва принимает в себя, – это Слово Божие. Соответственно, почва – это каждый человек, которому это Слово дается, и каждый человек по-разному его воспринимает. Упавшее при дороге, объясняет Господь, – слушающие, к которым потом приходит дьявол и уносит Слово из сердец их, чтобы они не уверовали и не спаслись. Упавшее на камни – это те, которые слышат Слово и с радостью принимают, но не имеют корня, и временами веруют, а во время искушений отпадают. Упавшее в терние – это те, которые слушают Слово, но заботы, богатство, наслаждения житейские Слово в них подавляют, и оно не приносит плода. А упавшее в добрую землю – это те, которые слушают Слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении.

Я думаю, что у этой притчи такая же судьба как у каждого Слова Божия. Мы многократно эту притчу слышали, и в Евангелии читали, она нам известна, принимается многими сердцем, но плода не дает. В очень редком случае эта притча способна изменить нас, заставить возделывать почву своей души, убрать те камни жесткости нашей сердечной, не дающие Слову Божию в нас укорениться, выполоть те тернии, которые заглушают в нас Слово Божие, не дать дьяволу похитить Слово Божие, беречь его в себе, в глубине.

 И  задумываешься, почему и эта притча и другие хорошо нам известные евангельские слова из нашего сердца уходят, в нашем сердце плода не дают. Наверное, потому что мы забываем еще одно значение словосочетания Слово Божие. Словом Божиим Евангелие называет не только евангельское Слово, Словом Божиим Евангелие называет Самого Иисуса Христа. И нам следует понимать, что Слово Божие, которое сеется в нас, это и Сам Христос. То есть Господь не просто дает нам какие-то правила, установки, жизненные рекомендации, как нам свою жизнь строить, а Он всевает в наши сердца Самого Себя. И это очень хорошо понимал апостол Павел, который говорил: «Уже не я живу, но живет во мне Христос». Он понял, что Христос как семя в него вошел, действительно всю его жизнь изменяет и преображает. В нем Христос плодоносит.  

Вот если мы Слово Божие будем воспринимать не просто как какие-то директивы и установки, а как живущего в нас Христа, то тогда, чтобы сохранить это семя, чтобы сохранить в себе Христа, мы серьезней отнесемся и к  евангельской притче, и к тем наставлениям, которые Господь в этой притче нам дает. Мы поймем всю необходимость возделывать почву своей души, применим, наконец, эти слова к себе и сможем вслед за Апостолом повторить: «Уже не я живу, но живет во мне Христос».

 Аминь.

 2012

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Cегодня в евангельском чтении звучала всем нам хорошо известная притча о сеятеле. Когда читаешь, все понимаешь очень хорошо, тем более, что потом Господь Сам ее объясняет. Тут как бы и проповедовать не о чем, все ясно. Образ сеятеля – это образ Господа, Который всегда стучится в наши сердца и пытается посеять в нас семя жизни. Выходит сеятель сеять Слово, семя Его Слова падает на почву наших сердец, а сердце наше похоже или на дорогу, на которой все исхожено и истоптано, либо на камень, на котором ничего возрасти не может, либо на терние, сорняки, которые все благое заглушают. А может оно быть похоже на добрую почву, сердце христово, способную все ценное сохранить, взрастить и принести плод. 

В каждом из приведенных в притче случаев мы себя узнаем, потому что прекрасно видим в себе, как это Слово крадется через нелепые помыслы и разговоры; как это Слово падает на камень нашей злобы, отчуждения, осуждения других людей; как заглушают его наши заботы житейские, желание пожить в свое удовольствие, к миру сему прилепиться. И одно только нам не понятно: как же сделать так, чтобы наше сердце было похоже на добрую почву, что же должно произойти, чтобы и наше сердце хоть когда-нибудь плод Господу принесло. 

Ведь это страшно, подумайте… Господь нам так доверяет. Господь сеет Свое Слово везде: и на дороге, и на камне, и в тернии… Он же видит, что наши сердца - именно такие, что они - не добрая почва. Если б все сеялось на доброй почве, давно бы наша жизнь в Царство Небесное превратилась, райским садом стала бы наша земля, в котором люди приносили бы свой плод, отдавая сторицей, кто триста, кто шестьдесят, а кто сто… А такого не бывает, а если и случается иногда, мы о таких людях говорим, иконы им пишем. Их совсем немного.

А все остальные – это мы, которым доверяет Господь Свое Слово, несмотря на окаменение наших сердец, несмотря на то, что мы погрязли в житейских заботах, несмотря на то, что в нас сеются и хорошо прорастают совсем другие семена: семена раздражения, злобы, забот житейских, – всего, что не Бог, а люди в нас сеют. Все в нас заросло этим сеянием – жестким, безбожным и иссушающим душу. Но слово Божье все равно в нас сеется, несмотря на то, что почва наших сердец совсем другое воспринимает. Господь очень любит нас. Господь доверяет нам Свое жизненное семя. Господь, видя наше неумение, все равно продолжает это сеяние, потому что очень надеется, что мы что-то с собой сделаем, что все-таки в нас что-то произойдет, что почва наших сердец каким-то образом преобразится, сделается другой – плодоносящей. 

И это возможно для каждого из нас, потому что какой бы сухой ни была земля духовная, семя Божье все равно сильней. То семя, которое сеет в нас Господь, по своей преображающей благодатной силе готово и может все чужеродное победить, перебороть, прорасти и на камне и в тернии, и на этой дороге истоптанной, лишь бы мы немножечко потрудились.… Лишь бы мы оставили место этому Сеятелю, хотя бы небольшое пространство наших сердец, способное Его семя в себя принять.

Если это семя будет принято, оно обязательно прорастет, потому что  это Слово Божье, а Слово Божье, говорит апостол Павел, подобно мечу обоюдоострому - проходит через человека и разделяет его дух, душу, и все его составы. Как меч - это Слово, изреченное Господом… Оно из небытия в бытие все привело, оно заставило вращаться вселенную, миры создало. Все, что происходит вокруг нас - это тоже Слово Божье, все то же самое сеяние, которое Господь творит в наших сердцах, на которое наши сердца просто должны отозваться. 

Ведь мы прекрасно знаем, что всякую землю, как бы бесплодна она ни была, человек, если он потрудится по-настоящему глубоко, способен превратить в землю плодоносную. Надо только очень много сил приложить, удобрить ее, полить своим потом, и еще потом наблюдать, как посаженное будет расти. Это мы все хорошо знаем на собственном опыте: чтобы посадить цветочек – нужен труд. А чтобы семя Божье взрастить, требуется особый труд – труд духовный. И если человек только начинает трудиться, оказывается, что духовный труд каждому по силам, потому что самое главное в духовном труде - это решимость. Решимость сделать шаг навстречу Господу и не делать ни шага обратно. Сделать шаг, а потом - еще один, а потом, еще один, и вот так идти всегда за Господом. Преподобный Серафим Саровский говорил, что отличие праведника от грешника только в решимости. Только это одно отличает человека мертвого от человека живого, человека грешного от человека праведного, человека верующего от человека неверующего - только решимость. Надо только встать и сделать шаг к Богу. Когда человек этот шаг делает, его сердце становится другим, его душа становится иной. При приближении к Богу все то, что он приобрел ложного, нечистого и искореженного, сразу уходит в небытие. Все ненастоящее, приближаясь к настоящей жизни, которую нам дает Господь, встречается с настоящим, ложь встречается с правдой. 

Как только мы действительно начинаем к Богу приближаться, все становится на свои места: чем ближе мы к Богу, тем в нас жизни становится больше, а смерти становится меньше. Это очень простая истина, и каждому из нас она известна. Когда смерть встречается с жизнью, она уходит в небытие, потому что они не могут соединиться в один сплав, существовать едином жизненном пространстве. 

Все, что встречается с Господом, проверяется на истинность, так и каждый из нас проверяется на истинность, когда встречается с Богом. Как только мы к Нему подходим ближе, все не истинное уходит, иногда с болью, но отпадает, а все истинное и живое начинает в нас по-настоящему возрождаться. Но если мы отходим от Него, наша душа превращается либо в камень, либо в дорогу, либо в терние, наша ложь начинает буйным цветом цвести и забивать в нас жизнь. И никакого плода мы не можем принести, как бы не говорили о том, что мы в Бога верим, что в церковь ходим, что-то правильное делаем… 

Как только человек движется к Богу, все естественные дары, которые Господь вложил в человека, начинают вдруг оживать. Нет у нас смирения, а у Бога есть. И вот мы приближаемся к Богу, и оказывается, что Он нам тоже подарил возможность быть смиренными. Нет у нас любви, а у Бога – есть, и вот мы к Нему идем, и Он нам дает любовь. Чего только не дает нам Господь очень важного для спасения души. 

Но не делая ничего, мы Его Дары не возьмем, сколько бы мы книг ни прочитали, сколько бы доброго и хорошего ни узнали, как бы красиво и глубоко ни рассуждали о том, как бы нам стать добрыми и хорошими людьми, как бы нам сделать так, чтобы наша жизнь стала полной и благодатной, – ничего не получится, если мы просто не идем к Богу, если мы не движемся ко Христу ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Но если мы ко Христу идем всегда, каждую минуту, то все у нас получается, потому что Господь нам все недостающее подает, а мы можем это принять, потому что берем не для того, чтобы взять и ничего с этим не делать, а потому, что мы не можем уже по-другому жить, потому что, двигаясь ко Христу, мы становимся другими, такими, как Он. В нас просыпаются Его черты, Его качества, мы становимся Его детьми. И это очень просто, тут даже много-то и не скажешь, самые простые слова, самая простая притча об этом говорит: для того, чтобы нам себя исправить, нам просто надо идти ко Христу. Просто, но ежедневно, просто, но каждый раз, просто, но всегда, не делая остановок, не давая себе поблажек, потому что невозможно от духовной жизни уйти в отпуск, сделать паузу. Ведь в жизни вообще невозможно остановиться, потому что как только человек делает в жизни паузу – он умирает. И в духовной жизни происходит то же самое. Человек не может устать от Бога, если он Бога любит. 

А мы, к сожалению, часто думаем, что устали от духовной жизни, устали от бесконечных требований, которые нам предъявляет Церковь: от постов, от утреннего и вечернего правила, от того, что мы должны вовремя в храм приходить в воскресенье, и вообще в церковь ходить – мы устаем от этого, мы устали от Бога… Но на самом деле мы устали от себя: от своих собственных страстишек, от своей собственной гордости, от всего того, что нашу жизнь делает камнем и тернием – от этого наше сердце устает, и от этого оно жаждет освободиться. А освободиться просто – просто надо идти ко Христу.

Аминь.

1998