Сретение    (ЛК 2:25–32)

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

В этот день Церковь вспоминает о том, как Младенец Христос был принесён в храм согласно ветхозаветному обычаю, по которому первый ребёнок должен быть посвящён Богу, и за него должна быть принесена жертва в виде агнца или, от бедных людей, — голубей. Эта жертва приносилась в память о том, как перед исходом из Египта Господь, чтобы наказать фараона, не отпускавшего народ Божий в Землю Обетованную, послал ангела, который истребил в Египте всех первенцев от человека до скота.  Моисею же было передано повеление, чтобы евреи сделали Пасху в своих домах, то есть заклали в эту ночь ягнёнка, испекли его и съели с горькими травами, а косяки своих дверей помазали кровью ягнёнка. Там, где не было этого знака, прошёл ангел-истребитель, и на следующий день весь Египет был наполнен плачем и стенанием, потому что в каждом доме был умерщвлён первенец.

Когда фараон увидел, что произошло из-за того, что по ожесточённости своего сердца он не захотел послушаться Бога, он отпустил евреев. И только это страшное событие дало возможность Моисею собрать свой народ и пуститься прочь из трёхсотлетнего плена в Египте. В память об этой Пасхе, об исхождении и избавлении Господь повелел всем семьям, в которых рождался мальчик, первенец, выкупать его от смерти, потому что справедливость Божия требует Себе определённого воздаяния. Всякий грех должен быть наказан, всякий долг должен быть покрыт, всякое преступление должно понести возмездие. Нет такого человека на земле, который мог бы устоять перед справедливостью Божией. И понимая это, еврейский народ исполнял заповедь принесения в жертву своих детей, но вместо них в храм приносили голубей или ягнят. Сам же первородный младенец оставался жить в знак того, что он искуплён Богом, что внешне справедливость Божия удовлетворена. И одновременно народ понимал, что за этим внешним понятием справедливости стоит совсем иное — величайшее милосердие Божие, которое отменяет всякую справедливость, всякое требование воздаяния по заслугам.

И так же поступили родители нашего Спасителя.  Младенца Иисуса тоже принесли в Иерусалимский храм,  чтобы и над Ним, как над первенцем, был совершён этот очистительный обряд.

Священное Предание повествует, что в Иерусалиме жил старец Симеон, известный как человек благочестивый, которому было проречено, что он не умрёт до тех пор, пока своими глазами не увидит Спасителя мира. Старцу Симеону было триста лет. Он был одним из тех, кто по повелению царя Птолемея был призван, чтобы переводить Священное Писание на греческий язык. Когда Симеон переводил книгу пророка Исаии и встретил там слова “се, Дева во чреве приимет”, а еврейское слово, которое было там употреблено, означает не только деву, но и молодую женщину. Старец хотел употребить в греческом переводе слово женщина, как он и сам понимал это пророчество. Но как только он подумал это сделать, ему явился Херувим и сказал, что он сам своими глазами увидит исполнение этого пророчества, что Дева родит Сына. И Симеон перевёл это слово как Дева, и оно до сих пор осталось в наших переводах. Духом Святым старец был извещён о том, что пророчество исполняется. Он пришёл в храм в тот момент, когда Иосиф и Мария принесли Младенца, чтобы посвятить Его Богу, и  произошла та встреча, которую мы сегодня празднуем, Сретение, встреча старца Симеона и Марии с Иисусом, встреча Завета Ветхого и носителя Завета Нового.

В Евангелии Иисуса не зря называют Первенцем. В первой главе Евангелия от Матфея написано, что Мария родила Сына Своего первенца, и имя Ему Иисус. Многие протестантские толкователи истолковали слово первенец совершенно неправильным образом, предполагая, что если был первенец, то, наверное, у Марии были и другие дети, тем более что в Евангелии говорится о братьях Иисуса. Но мы почитаем Деву Марию — Приснодевой: Девой до Рождества, Девой во время Рождества и Девой после Рождества. Её девство оказалось нерушимым, несмотря на рождение ребёнка, потому что зачатие Её было бессеменным и непорочным. Никаких других детей у Марии быть не могло.

Когда Господь так касается сердца человека,  возлагает на него такую миссию и даёт такое благодатное служение, невозможно даже подумать, что он может быть использован Господом только ради каких-то продуктивных целей: вот родила Дева Мария на свет Сына Божия, и теперь Она может пожить своей жизнью, заняться семьёй, родить детей, воспитать их, потому что  Она Свою службу сослужила и больше от Неё как бы ничего не требуется.

И это касается каждого из вас, потому что когда Господь касается нашего сердца, это значит, что Он призывает нас послужить Ему не на какое-то время, а послужить до конца, подобно тому как послужила Ему Дева Мария. Когда Господь приходит в нашу жизнь, встречается с нами, это не значит, что Он просит нас сделать какое-то одно маленькое дело, — вот сейчас сделаю, а потом займусь своими делами, буду жить дальше, как мне хочется, устраивать свои дела, думать о своём временном бытии… Понятно же, что это не так. Понятно, что когда Господь призывает человека, Он призывает его раз и навсегда. И вот так была призвана Пресвятая Дева Мария — раз и навсегда. И имя Первенца, которое употребляется в Евангелии от Матфея, говорит только об одном: что Дева Мария родила на свет Жертву, и что это слово — первенец — означает жертву, Того, Который должен быть посвящён Богу, отдан Богу до конца.

Когда еврейских детей приносили в Иерусалимский храм, их просто отдавали Богу: это, Господи, Твоё. И в ответ Господь возвращал родителям младенцев, принимая за них искупительную жертву. Но когда Мария принесла Своего Младенца в храм, и сказала, — Это, Господи, Твоё... — это было единственным случаем в истории жертвоприношения, когда жертва не была принята. Искупительная жертва, принесённая за Младенца Иисуса, отвергается Богом, потому что жертвой является Сам Младенец. Как настоящая Жертва был принят Первенец, и как жертва была принята и Дева Мария, принесшая Христа. Словами, которыми Её принял праведный Симеон – И Тебе Самой оружие пройдет душу (Лк. 2:35),  –  Господь показал Богородице, что и Она — жертва.

С этого момента ветхозаветные жертвы упразднены, они уступают место исполнению Нового Завета. В ветхозаветных жертвах больше нет смысла, потому что исполнение законов и пророков Само явилось в храме Господнем, наполняя всё Собой и Своей благодатью, исполняя все пророчества. Это Он — та самая искупительная Жертва, которая приносится Богом в жертву за всех. Это Он — тот Агнец непорочный, Который берёт на себя грехи всего мира. Это Он искупает всех первенцев, от века рождённых в этом мире, для того, чтобы давать им жизнь вечную. И поэтому жертва, которую принесли за Него родители как люди, не принимается. Об этом и пророчествует Симеон, который взял на руки Младенца Христа и сказал: "Наконец, отпускаешь раба Твоего, Владыко". Эти слова относятся не только лично к Симеону, но ко всему пророчеству Ветхого Завета о Христе. Ныне исполнилось всё о Тебе. Ныне видеста очи мои спасение Твоё. Церковь ветхозаветная свидетельствует об исполнении всех пророчеств о Христе, а Симеон предрекает Ему крестные страдания.

Праздник Сретения говорит о том, что происходит, когда человек встречает Бога, как Бог приходит к человеку. Когда Господь с нами встречается,  каким-то образом открывается нашему сердцу, разуму, нашей душе, Он приходит, чтобы принести Себя в жертву ради каждого из нас. И  нами это должно восприниматься так же, как было воспринято Святой Девой Марией. Встреча с Богом сделала Её совершенной рабой Господней, которая всю жизнь жила по слову Божию, которая всё время это слово в Себе хранила, исполняла, этим словом жила и делилась с другими.

Когда человек встречается с Богом, он тоже становится жертвой. Его жизнь должна стать по-настоя­ще­му жертвой служения Богу, с готовностью до конца и полностью себя Богу посвятить, во всём себя Богу отдать, не оставить ни единого пространства в своей душе, которое бы Богу не принадлежало. Это самый тяжелый путь в христианстве, это несение креста, это сораспятие Богу, по-другому этого никак не назовёшь. Но это и самый радостный жизненный путь. Когда в человеке живёт Бог, когда человек полон Богом, когда он становится со своим Богом совершено неразлучным, что же ещё ему может быть нужно? Куда же ещё надо стремиться? Чего же ещё ждать и желать?

Сегодняшний праздник для каждого из нас да будет напоминанием об этой встрече. Господь к нам приходит как Жертва и ждёт от нас того же, что отдала Ему Пресвятая Дева Мария: всё сердце, всю душу, и всю жизнь.

Аминь.

2005