Главная » Страница настоятеля » Проповеди » В день памяти святых жен Мироносиц

В день памяти святых жен Мироносиц

 

 

 

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня святая Церковь празднует день праведного Иосифа, фарисея Никодима и женщин, которые остались верными Христу допоследнего мгновения. Вместе с этим праздником мы снова и снова обращаемся к  теме нашей веры.

В прошлое воскресение апостола Фомы мы говорили об уверении Апостола, о том, в чем  состоит наша вера, как мы обращаемся к Богу, что мы ищем от Него, каким образом касаемся Его, как Он дает нам знание о Себе.

Вера – это, действительно, понятие всеобъемлющее, его трудно определить  словами, поставить какие-то рамки. С одной стороны, апостол Павел говорит, что вера – это уверенность в вещах невидимых. А с другой стороны, чтение об апостоле Фоме говорит о том, что Апостол  не мог такой верой удовлетвориться, ему нужны были какие-то видимые знаки  воскресения Христова. И Господь дает ему эти знаки,  уверяет нас в Своей истинности. Он,  действительно, каждому дает прикоснуться к Нему, доподлинно ощутить, что Он –  истинный Бог, что Он  воистину воскрес.

Но только ли в этом заключается наша вера? Только ли в том, что мы верим, что Господь истинен,  что истинная вера православная – спасительная, всепобеждающая и дающая человеку путь к спасению? Только ли в этом?

Сегодняшние евангельские чтения возвращают нас в Страстную седмицу, когда все предстояли кресту Христову, гробу Господню. Мы снова слышим рассказ о том, как Иосиф с Никодимом снимают с древа пречистое Тело своего Божественного Учителя.

Апостолы разошлись, все ученики рассеялись, Иуда-предатель повесился на древе. У креста стоят только жены и единственный ученик Иоанн Богослов. А Иосиф с Никодимом приходят к Пилату, чтобы попросить Тело Христово. Эти люди для нас совершенно не заметны, но они оказываются в самом центре разворачивающихся событий.  Никогда не показывали они себя учениками Христовыми, потому что оба, и Иосиф и Никодим, были членами синедриона, людьми богатыми, знатными, с высоким общественным положением, но в решающий момент при кресте Христовом они открыто исповедовали Христа. Когда, казалось бы,  время сокрыть свое христианство, спрятаться, потому что страшно, они идут и погребают своего Учителя.

    Крест преображает человека, делает его совершенно другим. И Иосиф с Никодим оказались самыми ближайшими учениками,  которым Господь Свое Тело доверил погрести, плащаницами обернуть.  Иосиф отдал  место своего погребения  своему Божественному Учителю. И Церковь сегодня  прославляет мужество и настоящую верность этих людей. Они пошли за Учителем до конца.

Сегодняшний день показывает нам еще один аспект веры, он показывает, какой эта вера может быть. Святые жены мироносицы первым удостоились увидеть воскресшего Спасителя. Им первым Христос даровал  необыкновенное знание Церкви о том, что Он воистину воскрес.

В разное время разным женам Господь явил Себя воскресшим. Сначала Марии Магдалине, потом другим женам мироносицам. В разное время, потому что каждая шла сама по себе. Для того, чтобы придти ко гробу, они не сговаривались. Это было движение сердца,  движение веры – идти ко гробу, идти к Спасителю, идти туда, куда Он уходит, – во гроб. И их удивительная вера была вознаграждена явлением Спасителя.

Мы говорим только о неверующем Фоме, а на самом деле, все апостолы не поверили в воскресение Христово. Каждому из них женами мироносицами было сказано, что Христос воистину воскрес, но они не верили до того момента, пока Господь Сам не явился в их собрание. Он ел с ними печеную рыбу, чтобы удостоверить их, что Он не дух, а имеет плоть.

Жены мироносицы по-другому уверовали в Христа. Женщины всегда ходили за Христом, но всегда в отдалении. Они служили Ему своими умениями, как говорится об этом в святом Евангелии, – готовили Ему еду и ночлег, каким-то образом устраивали его бытовую жизнь. Только иногда они садились, чтобы услышать Его Божественные словеса, чтобы насладиться глаголом вечной жизни.  Им не было открыто тех многих тайн о Господе, которые были открыты Апостолам.  Они не были с апостолами Петром, Иаковом и Иоанном на Фаворе, они не были  при чуде воскресения  дочери Иаира, они не слышали слова Спасителя, которые Он говорил во время Тайной вечери, возвещая тайну Царства Небесного.  О Церкви, о Своем единосущии с Отцом, о Духе Святом они не знали ничего. Не была им открыта и тайна о Его воскресении. Но они только верили, и эта глубочайшая верность, на которой основывается всякая вера,  – не знания, не чудеса, не уверения, даже не богословие, – но именно глубочайшая верность Христу сделала их способными  встретить воскресшего Спасителя.

Эта верность Христу не имела границ. Эта верность  не имела никакого предела. Они пошли ко гробу,  когда кончилась суббота,  когда было еще темно,  только-только начало  рассветать. Взяв с собой сосуды с драгоценными благовониями они пошли ко гробу, потому что не сделали до конца то, что должны были сделать, не успели до конца послужить своему Божественному учителю, помазать Его тело миром.

Мы читаем в Евангелие о том, как  они думали, кто же отворит им камень от двери…  Вот действительно, идут ночью  женщины из разных концов Иерусалима в это страшное место, где все еще кровью полито, где  страшные стражники стерегут  гроб…  На что они надеялись? Разве не понимали они, что никто не разрешит им подойти ко гробу, что никто не пустит их помазать Спасителя? Стражники, камень, запечатанный печатями… Нет никакой надежды…  Зачем они идут? На что рассчитывают? Безумецы! Ведь никто из разумных людей этого бы не сделал.

В Священном Писании есть такие слова: «Крепка как смерть любовь».  (Песн. 8:6)    Когда так любят Бога,  оказывается, что не остановят никакие камни, приваленные к двери гроба, никакая стража,  никакой страх. Приходят, –  а камня нет, идут дальше – Ангел говорит: «Что же вы мертвого ищете? Идите, возвещайте, что воскрес Христос!»

   Удивительно, что  не Апостолы возвестили миру о Воскресении Христовом, а жены, потому что у них была любовь, которая сильнее смерти и сильнее всех преград,  и  величайшая верность Своему Богу, которая все забывает, и, прежде всего, забывает о себе.

 Настоящая вера, которая полна этой верности, подвигает людей на безумства. Она подвигает людей на то, чтобы идти до конца, не зная, что ждет впереди…  Это есть движение сердца: «Я не могу поступить иначе». Если мой Спаситель во гробе, то и я должен быть во гробе. Если мой Спаситель на кресте, то и я должен там быть. Это единственное основание веры, в котором нет никакого рассуждения, никакого богословия, а  есть только истинная любовь к Спасителю и истинная верность,  когда человек может совершено про себя забыть,  не рассуждать, что будет, если будет это… а как будет, если будет так… он просто знает, что ему надо быть рядом со Спасителем. Все остальное можно забыть как неважное, ненужное и бессмысленное,  не имеющее никакой цены. И приходит такой человек ко гробу и видит, что, оказывается,  нет никакой стражи, и только Ангел возвещает, что нет живого среди мертвых,  и Сам Христос является,  и дает увидеть Себя воскресшим,  дает такую радость, что ноги сами бегут возвещать Апостолам воскресение Христово.

В эти  пасхальные дни мы часто недоумеваем: «Как же так, вот мы переживали Страстную седмицу,  мы молились и постились, во время Великого поста нам каждому было много открыто и о Боге, и о духовной жизни,  Господь к каждому прикоснулся каким-то особенным прикосновением...  И вот кончается Великий пост, и все уходит куда-то…» Так странно и обидно, что  уходит полнота духовной жизни,  уходит полнота молитвы, сосредоточенность, стремление сохранить себя неповрежденным. Куда все это уходит? Казалось бы, наоборот, Христос воскрес, и мы должны быть полны духовных сил,  настоящей молитвы. Какой-то результат мы должны же иметь!  А его и нет.

 А почему? По отсутствию верности Богу.  Если бы мы имели в какой-то малой степени ту верность мироносиц, то желание идти до конца,  не оглядываясь назад,  не жалея себя,  не подсчитывая, сколько же мы молились, постились, и сколько нам теперь за это полагается отдохнуть  и немножечко расслабиться,  тогда бы мы не только сохранили в себе эту пасхальную радость и молитвенную напряженность, но мы могли бы по настоящему возвещать воскресение Христово, подобно тому, как это сделали жены-мироносицы, как это делали святые Апостолы,  приобретя эту верность уже чрез слезы покаяния,  через подвиг шествия за Христом.

 И вот этой верности любви Церковь нам советует сегодня поучиться, чтобы по-настоящему и до конца быть верным кресту Христову, чтобы до конца возлюбить Господа своего, чтобы совершенно забыть о себе, обо всех законах мира сего, которые постоянно твердят нам, что мы делаем что-то неправильное и просто безумное,  что нормальные люди так не делают, что это бесполезно…  Но любовь оказывается сильнее, выше, умнее и благоразумнее, чем все благоразумие мира сего. Апостол Павел пишет в своих посланиях, что мы безумны, что нас почитают слабыми, а мы все равно сильнее, что нас убивают, а мы живы, потому что  любовь Христова сильнее смерти.

Мы слышали сегодня в апостольских чтениях, как Апостолы оставили все дела для проповеди слова Божия,  и в апостольских деяниях  сказано так: «И Слово Божие росло». (Деян. 6:7) Слово Божие – это Церковь.  Она в те времена так удивительно называлась – Слово Божие, потому что Церковь  была этим Словом, возвещавшим миру о воскресении Христовом. И это Слово Божие тогда росло и множилось. Это Слово тогда торжествует, когда христиане представляют собой людей верных, когда Христу верна вся их жизнь, когда  в этой верности человек о себе забывает, а думает  только о том, где его Спаситель, и желает с Ним быть до конца.

 Аминь.

2004