Главная » Страница настоятеля » Проповеди » В день всех святых

День всех святых

 

 



В первый воскресный день после дня Пятидесятницы Церковь прославляет всех святых. Вот и сегодня, празднуя этот день, каждый так или иначе становится именинником, зная, что каждый из нас крещен во имя Христово и имя носит одного из тех, кто угодил Богу и прославился, и стал святым.

Кто эти люди — святые? Какое они к нам еще отношение имеют, кроме того, что мы носим их имена, что мы перед их иконами ставим свечи и заказываем молебны, обращаемся к ним в трудную минуту, когда нам нужна их молитвенная помощь и поддержка? Мы, в общем, даже знаем, к каким святым, по какому поводу стоит обращаться, какие святые в каких случаях лучше всего могут нам помочь.

Но что же делает человека святым? Насколько эти люди, которых мы называем святыми, чьи иконы сейчас на нас смотрят, имеют к нам прямое отношение? Когда мы обращаемся к таким источникам, как жития святых или каноны, прославляющие их память, иногда создается такое впечатление, что эти люди — особенные, и мы на них никак не можем быть похожи. Мы и они из разного теста.  Другие эти люди — святые.

И действительно, читаешь житие кого-нибудь из святых подвижников и думаешь, что, наверное, Бог специально посылает на землю особенных людей для того, чтобы они здесь прожили особенную жизнь. И эти люди не могут   быть нам близки, потому что мы все время падаем, сомневаемся, нас обуревают страсти и искушения, нас  все время что-то раздирает. А они такие цельные, такие правильные, такие сильные, у них все получается правильным образом.

Мы думаем, что  святой таким родился, что ему изначально  такое место в жизни уготовано — быть святым. Он  во чреве матери уже был святой, а когда появился на свет, то в среду и пятницу не вкушал молока материнского, с детства был предназначен особым видениям, чудотворениям и так далее, и тому подобное. Понятно, что с нами ничего такого никогда не случалось, у нас все как у людей, а у него все — не как у нас.

И тогда получается, что святые — это особые инопланетяне, которых Господь забрасывает на нашу землю для того, чтобы они тут пожили, нас удивили, восхитили, а потом забирает их обратно и делает специальными исполнителями наших заемных желаний. Мы им молимся, заказываем молебны: «Святителю Николае, моли Бога о нас», — святитель Николай нам помогает всегда. «Блаженная Матрона, проблемы все мои реши», — и Матрона бежит к нам на помощь.

Но если это так, то тогда мы к ним никакого отношения иметь не можем. И тогда нет смысла прославлять их память, потому что, раз их Господь специально создал святыми,  в этом и нет их особенного подвига, нет личной заслуги, потому что им от Бога было уготовано быть святыми.

Недавно я имел разговор с одной женщиной, которая говорила: «Батюшка, как вы считаете, я про Марию Магдалину все время думаю — у нее была такая полнота, она ни в чем не сомневалась, жила, шла за Христом — как бы достичь такого, чтобы у меня тоже была такая полнота, чтобы тоже у меня так все было, все на своих местах, ничего бы меня не раздирало».

Действительно, такое впечатление, что раз он — святой, то у него все в порядке, уж если есть искушение, то поборется святой и обязательно победит, у святого нет вопросов, нет сомнений, внутренних мучений, нет никакого состояния, которое бы разделяло его в отношениях с Богом, как это бывает с нами иногда. Со святыми такого не происходит.

И я подумал, что, наверное, это не так. Если со святыми такого не происходит, если святые живут на земле без сомнений, если у них  хоть иногда нет внутреннего состояния богооставленности, то тогда что-то не так, тогда это какая-то иная жизнь, потому что мы знаем о жизни святых в основном из таких источников, которые называются «жития». И смотрим в основном на иконы, то есть на такое изображение, которое показывает нам святого уже прославленным, уже победившим всякие искушения, победившим этот мир.

А потом встречаешься с какими-нибудь другими источниками, например, с дневниками. С дневниками, скажем, святителя Николая Японского, или с дневниками святого праведного Иоанна Кронштадтского, или с записями наших новомучеников и исповедников Российских и воспоминаниями о них. И вдруг понимаешь, что эти люди —  такие же, как мы. Они очень на нас похожи, у них много сомнений, внутренних переживаний, у них есть настоящая, глубокая тоска по Богу, у них нет никаких описаний собственных чудес или подвигов, а только описание собственного недостоинства и постоянного поиска Бога до самого конца.

И тогда задается вопрос: кто же эти святые, если они — такие же люди, как мы? Если это не такие люди, как мы, то тогда, действительно, у нас нет с ними никакой связи, и они существуют только для того, чтобы решать наши квартирные проблемы. А если это люди такие же, как мы, с такой же тоской по Богу, с такими же сомнениями, искушениями, тогда что же их сделало святыми? Почему они стали святыми, а мы ими никак не становимся, и ничегоу нас в жизни не происходит?

И вот на это есть один ответ: прежде всего, эти люди поверили, что Евангелие написано про них. То, что написано в Евангелии, абсолютно каждым словом касается жизни человека. Мы, христиане, за много-много столетий истории нашей веры сумели себя так приучить, что Евангелие к нам отношения не имеет, что это такая прекрасная святая книга, в которой написано о том, как Христос ходил по земле, совершал чудеса, оставил нам свои учения, и как Он кому-то, отдельным людям, ну, скажем, апостолу Петру, говорил так: "Вот, иди по воде". А другим апостолам, как сегодня сказал: «Кто любит отца или мать свою больше Меня, тот Меня не достоин».

И это сказано про них, а не про нас. А для нас существуют утренние и вечерние молитвы, четыре поста во время года, замечательное правило благочестия и аскетики, все правила, по которым мы живем. Это существует для нас. И если мы будем все делать правильно и хорошо, то мы обязательно спасемся, потому что Церковь существует для нас, чтобы  обслуживать нас,  чтобы мы правильным образом выстраивали свою жизнь. Ну, и святые, соответственно, существуют для этого:  чтобы мы заказывали молитвы, ставили свечи пред их иконами, молились им в случае наших житейских неудач.

А святые — они по-другому жили. Прежде всего, они глубочайшим образом поверили в каждое слово Евангелия, и стали это слово применять к себе, и поняли, что если Господь говорит это слово Петру, то Он говорит его и мне. И если говорит Господь юноше богатому: «Иди за мной», — то это не про какого-то юношу две тысячи лет назад написано, а про меня написано сегодня.

Так Антоний Великий пришел в храм, услышал вот это евангельское чтение о богатом юноше, вышел из храма, оставил все, и в пустыню ушел, и так монашество родилось. И так все появилось в нашей христианской жизни, святость появилась, потому что каждый понял, что через Евангелие Господь обращается к сердцу человека. С разной интонацией, но всегда через Евангелие и никак по-другому. И это первое, что этих людей сделало другими, христианами.

А второе то, что они не испугались, в отличие от нас, не испугались по этому Евангелию жить. Они решились, как Петр, оставили все и пошли за Христом. И больше ничего. Никаких специальных штук не было, никаких правил. Просто они так же избраны, как и мы с вами, те самые «избранные», о которых говорится сегодня. Много избранных — это все мы. Мы избраны для того, чтобы услышать Евангелие и не испугаться жизнью его прожить. Больше ничего для святости не нужно. Только это и делает человека святым.

Страшно принять это слово Божие, поверить, что Евангелие написано для тебя, страшно взять и пойти за Богом, страшно… Но без этого никогда человек святости не достигнет. Никаким особым подвигом поста или расточения своих имений, или говорением на других язЫках. Даже если тело свое отдаст на сожжение ради великой идеи —  все равно это не будет святостью. Святость будет только тогда, когда ты, восприняв Евангелие, как слово, сказанное тебе Богом, не испугаешься за Ним пойти. Этому и учат нас наши святые. И мне кажется, об этом прежде всего нам и стоит у них просить.

Аминь.

2015

 



Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

 Евангелие, которое звучит в День Всех Святых, очень категорично: «Всякий, кто исповедует Меня перед людьми, – говорит Иисус – того и Я исповедую перед Отцом Моим, а  кто отречется от Меня перед людьми, от того и Я отрекусь перед Отцом Моим Небесным. Тот, кто любит отца и мать своих больше Меня, Меня не достоин». Такие жесткие слова, которые каждого ставят в очень неудобное положение перед Богом. Действительно, если по-настоящему задуматься и  обратиться сердцем к самому своему любимому,  к самому дорогому, к самому близкому, что есть у нас на свете, то вдруг понимаешь, что это наши дети, наши родители, наши любимые, наши жены и мужья, которые по милости Божией с нами живут, ради которых мы и жизнь свою готовы положить. А Христос вдруг говорит такие жесточайшие слова… Как это может быть? Почему Бог  требует от человека, чтобы тот  отвернулся от самого дорогого, от самого близкого, от самого родного?

Вот апостол Петр спрашивает: «Господи, мы за Тобой следовали, куда бы Ты ни пошел, мы все для Тебя делаем, что будет с нами?» И Христос повторяет ему те же самые слова: «Тот, кто все бросит ради Меня, тот и будет избран Мною, тот наследует Царство Небесное и приобретет в сто раз больше того, что он оставляет ради Меня». А нужно ли  человеку все остальное, если он оставляет самое дорогое?

Что же  значат слова Христовы о такой величайшей любви к Богу? Что же на самом деле в жизни главное? Каждый выбирает для себя что-то самое необходимое,  но когда человек к Богу приходит, когда он Бога выбирает, он приносит Ему слова верности, говорит, что самый родной, самый великий – это Ты, Господи. С этого начинается встреча человека и Бога в  Таинстве Крещения. Взрослыми людьми, которые принимают Таинство Крещения, и младенцами, которые сами этого сказать не могут, но за которых говорят их родители и  восприемники, произносятся   слова верности о том, что самое главное, что выбирает человек на земле, это служение Богу, это следование за Ним. Это действительно тот путь, который предлагает нам Господь.

Ведь в большинстве случаев наше отношение к Богу таково: Бог существует, чтобы помогать нам в этом мире, чтобы хранить то, что нам дорого и осуществлять дорогие нам  планы,  с Ним напрямую не связанные. Вот существует проблема со здоровьем, мы – к Богу: «Господи, помоги!» Случаются проблемы в семье, на работе… Что мы делаем? Господи, помоги! Почему – помоги? Да, потому, что рушится все самое главное в жизни, рушится то, чему мы отдаем нвшу настоящую любовь, настоящее внимание, настоящую сердечную привязанность. Это наша собственная жизнь, это наши дети, это наши труды, это наша семья, это мы сами! И оказывается, что самое главное и самое любимое в этой жизни – это я сам. Ведь на самом деле наши связи с детьми и с родителями – это же все равно Я, это же мое, и без этого я – не я. И когда это каким-то образом вдруг рушится, то рушится именно моя жизнь. Она у меня рушится. И тут мне нужен Бог. Только для этого. Не Бог, потому что он – Бог, а Бог, потому что я могу у него, только у Него одного вот это получить и быть Ему за это благодарным.

Но сказать Богу, – Я люблю Тебя больше, чем все это, – у нас язык не повернется, совесть не позволит,  потому что это не так. И оказывается, что все это недостойно Бога. Оказывается, что такая жизнь, которая выглядит, как христианская, – мы же стараемся заповеди исполнять, в храм ходить, утренние и вечерние молитвы читать,  все делаем по-христиански, –  по сути своей  таковой не является, потому что все это делается ради  самих себя, чтобы наша собственная жизнь была огражденной, сохраненной,  уверенной и гарантированной, чтобы над нами был Его покров простерт.  А  Господь в Евангелии совсем по-другому с нами говорит.

Он требует от нас, чтобы наша жизнь была в Нем, потому что Он есть истинная Жизнь. И вот, если наша жизнь не в  Нем, то она и жизнью как таковой быть не может, она отделена от Бога нами самими. Если мы ищем жизни вне Бога, Который есть Жизнь,  о какой жизни мы вообще говорим?

Он требует, чтобы настоящая любовь была к Нему и у Него, потому что Он есть Любовь. Какая может быть любовь без Бога? Если мы не умеем любить Бога,  можем ли мы всерьез говорить о том, что наша любовь здесь на земле по-настоящему прекрасна?

Когда Христос говорит эти слова, Он говорит нам правду и истину. Он наставляет нас на то, чтобы мы искали истинной жизни, истинной любви, истинного разума, истинного творчества, истиной силы, истинного могущества – всего настоящего, что делает человека человеком. А это возможно  только в Нем, все исходит от Него, все существует в Нем Самом,  как в Источнике Любви и Жизни. Только так. А если мы  по-другому себя настраиваем,  по-другому живем, в другом месте видим главный источник любви, то он недостаточен. Пускай это будут наши дети,  наши родители,  наши любимые мужья и жены, –  если этот источник в них, а не в Нем,  он исчерпаем.  Эта любовь рано или поздно оскудевает. А вот та Любовь, которая в Нем не оскудевает никогда, она никогда не исчерпывается, она никогда не кончается, только увеличивается и растет.

Принять эти слова для человека очень трудно. Трудно  так  Бога любить: по-настоящему, всем сердцем, всем помышлением, всем разумом. А ведь  в этом и заключается главная заповедь: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим, а потом уже ближнего твоего, как самого себя. (см. Матф. 22:35-38). Никак иначе ближнего не полюбишь, потому что источник любви только в Боге.

Есть люди, которые на это решаются:  решаются полюбить Бога всем своим существом,  не боятся исповедовать Бога всей своей жизнью. Мы их называем святыми. Они поверили  этому слову Божию, поверили тому, что Бог есть Любовь,  что Бог есть истинная Жизнь. Они поверили тому, что если ты доверишь Богу свою жизнь до конца, до самого последнего момента, ты ничего не потеряешь, а только приобретешь во сто крат больше.

И вот их память мы сегодня совершаем. И не только сегодня, мы к ним обращаемся за помощью в молитвах, мы им читаем акафисты, поем величания. Мы обращаемся к  их подвигу, но, к сожалению, очень часто не для того, чтобы подражать им, не для того, чтобы учиться у них любить Бога, а для того, чтобы попросить: «Святой Николай, дай мне это, блаженная Матрона, помоги мне тут».  Для нас эти люди – тоже источник нашего благополучия. А они существуют для нас в Церкви как пример того, что не надо бояться Бога любить, не надо бояться быть христианином.

Вообще-то, Господь видит святыми каждого из нас. Каждый из нас призван к такой же святости. Каждому из нас эта святость дана, как настоящее христианское поручение, и никак по-другому. И святость эта заключается не в том, чтобы люди ходили по водам, воскрешали мертвых, творили какие-то чудеса – ничего подобного! Она заключается в том, чтобы быть способным полюбить Бога всем своим существом, возлюбить ближнего, как самого себя, – только это и больше ничего. А все остальное только прилагается, потому что Господь так и говорит: «Взыщите прежде Царства Небесного и Правды его, а все остальное вам приложится». Каждому  приложится  то, к чему он призван Богом. Это может быть его творчество, его труды, его работа. Кому-то приложатся его какие-то особенные внутренние стремления, его чистое сердце, милосердная душа. А кому-то приложатся чудотворения, кому-то пророчества, кому-то учительство. Кому-то приложится нечто другое, но что-то приложится каждому. Церковь полна божественными дарами, каждый из нас имеет потрясающее количество божественных талантов, которые в нас просто стоят не на своих местах, которые в нас  перепутаны, поэтому мы себя-то не видим.

А  когда человек начинает искать Царство Небесное и Правду Его,  все становится на свои места, тогда человек  по-настоящему в Боге человеком становится, потому что он по-настоящему себя определил, он полюбил Бога так, как своего Отца по-настоящему любят. И его любовь к остальным, его самым близким и любимым не стала меньше  от того, что он возлюбил Бога больше всего на свете. Может быть, он стал любить их еще больше, по-настоящему глубоко, доверяя их жизни Богу, зная, что, если он с Богом близок и любим Им, то эта любовь – божественная, она никого в этом мире не забудет,  никого  никогда не потеряет. Ведь  там, где есть Бог, там нет смерти, там нет ада, там нет тьмы, потому что Бог это Свет и Жизнь. Так Он говорит.

И вот сегодняшний день, праздник Всех Святых, по-новому призывает  каждого Бога любить. Бога любить  – это значит, к Богу постоянно стремиться, это значит все делать в Его свете, в Его присутствии, пред Его Лицом. Это и значит –  быть святым…  хоть чуть-чуть… немножечко… но по-другому мы никак святыми не станем. Мы не станем святыми от того, что будем строго поститься, или читать большие молитвенные правила, или даже будем делать какие-то дела милосердия, например, очень много жертвовать на что-то или на кого-то, потому что апостол так говорит: «Там, где нет любви настоящей, там все не имеет абсолютно никакого смысла». А вот когда человек в Боге, у него как раз и проявляется это качество святости, которое делает человека иным, похожим на Бога.

           Святые смотрят на нас в храме с икон,  святые показывают нам, что такое по-настоящему любить Бога. Конечно, слава Богу, мы получаем от них помощь, но почему мы ее получаем? Да потому, что они любят той же самой любовью, которой любит нас Бог, и их любовь так велика, что там, на небе, она не может закончиться, она не может быть спокойной там, где им, святым,  у Бога хорошо. Им без нас, казалось бы, хорошо: там они у Бога, в свете Любви Божественной, а в свете этой Любви все можно забыть. А они нас не забывают. Почему? Потому что они так Бога возлюбили всем своим сердцем, всем своим помышлением, что не могут не думать и о нас, не могут не любить нас, не могут не слышать нас. Любовь такое имеет свойство. И когда человек ей наполняется и на земле, и на небе, это свойство не пропадает, а только увеличивается.

                 Вот к этому призывает нас Господь в день празднования Всех Святых, – чтобы мы не боялись Бога любить всем сердцем, всею мыслию, всем помышлением и всею крепостью своею. Аминь.

                                                                                                                                                                             30.06.2013

 

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы празднуем день, который в нашем церковном календаре называется  День всех святых. Обычно мы  привыкли
этот день воспринимать, как день наших небесных покровителей, небесных молитвенников, тех, кто в Царствии Небесном, пройдя свое земное поприще, пройдя путь следования за Христом, упокоился у Бога,  прославился и канонизирован нашей Церковью. Это те,  кого изображают на иконе,  к кому мы прибегаем в наших молитвах,  кому мы заказываем молебны и просим  помощи.

Но праздник этот более всеобъемлющ. Он посвящен не только святым, прославленным Церковью,  имена которых мы принимаем в святом крещении. Он посвящен всей нашей Церкви, потому что вся наша Церковь – это Церковь святых.

Нам часто кажется, что святость – это нечто совершенно недостижимое и для  нас недоступное. Нам бы как-нибудь прожить, чтобы  Господь нас по милости  Своей спас, нашел бы нам хоть какое-то местечко. Мы совершенно не представляем себе, что на  самом деле святость – это каждому из нас данное Богом поручение.  Поэтому  очень редко мы задаем себе такой простой вопрос: «А как же нам стать святыми?»

Апостол Павел в своих посланиях обращается к христианам со словом – святые.  Он говорит о том, что христиане, это те святые, которые живут в мире. И во всем нашем богослужении всегда указывается на то, что святость это принадлежность всех христиан. На Литургии Церковь   называет нас святыми, когда в конце службы прежде, чем мы подойдем к  Чаше, звучит особенный возглас: Святая Святым. Церковь провозглашает, что сейчас Святая будет преподана святым, то есть каждому из нас. 

Каждому из нас сегодня  напоминается о долге его настоящего  христианского служения,  снова дается то высокое задание, которое дается Богом в святом крещении,  нас  снова призывают к святости. Это призвание настолько велико, что апостол Павел, указывая  на него в своем послании,  говорит: «Разве не знаете, что святые будут судить мир?» (1 Кор. 6:2) Это говорится о нас с вами,  мир принадлежит нашему суду, суду именно христиан, суду святых. Христос говорит в Евангелии, что  Он не пришел судить мир, Он пришел этот мир спасти (Инн. 12:47).  Бог-Отец отдал суд над миром Сыну Своему,  а в это сыновство включено все человечество.

 И вот  поэтому сегодняшний праздник особенный для каждого из нас.  И Евангелие  поэтому такое категорическое, это  призыв Господа. Вспомните Его слова:  Всякого, кто исповедует Меня пред человеками, и Я исповедую пред Отцом Моим Небесным, а кто отвержется Меня пред человеками, отвергнусь того и Я пред Отцом Моим Небесным (Мф. 10; 32-33). Эти слова  очень простые и понятные, но вместе с тем очень тяжело выносимые нашим сознанием.

 Кто отвергнется меня, того и Я отвергнусь перед Отцом Моим Небесным, то есть, он не будет никогда святым, потому что в Царствии Небесном  только  святые присутствуют, там никого другого кроме святых не бывает.  Поэтому, когда мы своих близких хороним, мы поем  – Со святыми упокой. А  отвергся Бога тот, кто отвергся   перед всеми людьми, кто своею жизнью показал, что Бог ему не нужен, что в Бога он не верит, даже если принимает христианство, что ценности этого человека лежат совсем в другом мире, в мире без Бога.

Когда Господь говорит, – А кто исповедует меня, того и я исповедаю перед Отцом Моим Небесным,  – это не значит на каждом шагу говорить, что я христианин, а жизнью своей исповедовать. Жить таким образом, чтобы люди видели в тебе не просто православного человека, но чтобы было очевидно,  что это и есть для тебя самое главное, что это является смыслом жизни, что в этом есть полнота всего,  что только человек может приобрести на земле. Вот это и есть исповедовать Бога.

И дальше Господь говорит, – Кто любит  отца и матерь больше меня, тот Меня не достоин (Мф. 10: 37). И вообще, тот, кто земной путь, даже самый благородный, даже самый высокий, самый естественный ставит превыше духовного, превыше  любви к Богу, тот не достоин самого спасения. Потому что спасение, это когда человек Бога любит, как своего Отца. И тот человек, который не любит Бога, как своего Отца,   по-настоящему не способен любить ни ближнего своего,  ни родителей, ни детей.  Читая эти евангельские слова, мы начинаем взвешивать на весах своего сердца, а кого мы любим больше:  Бога или своих родителей, Бога или своих детей?  Но этот вопрос    на самом деле не имеет смысла, потому что если мы  не любим Бога больше всего,  невозможно и близких своих  любить во всей полноте. 

И поэтому, когда мы говорим о любви к Богу, это вопрос об отношении  к нашим ближним и дальним, и, в конце концов, это вопрос о нашей святости.  И в этом заключается смысл нашей жизни, – чтобы возлюбить Господа всем сердцем, всею душой, всем разумом, всею крепостию своею, а потом ближнего, как самого себя.  (см. Мф. 22, 37-39)  Иначе быть не может. Не бывает настоящей любви на земле,  если человек не любит Бога. Поэтому и в этом заключается путь к святости.

И об этом же Господь говорит: Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником (Лк.14:26).  Но это не значит, что надо бросить своих родителей и других близких или совершенно забыть о них. Наоборот, тот, кто Бога любит по-настоящему, тот  приобретет по-настоящему и мать, и отца,   и мужа, и жену, и детей,  и всех ближних своих, потому что любовь к Богу делает человека  святым, делает человека совершенным,  бесконечным, делает человека сыном Божиим.  А сыну Божию все принадлежит: и спасение принадлежит сыну,  и жизнь вечная принадлежит сыну,  и суд  принадлежит сыновьям, детям Божиим.

И поэтому этот день снова напоминает нам, кто мы такие и какими мы должны быть,  какое высокое призвание Господь нам даровал, к чему Он нас призывает. И мы не должны бояться мысли, что нам предназначено быть святыми. Мы должны всем сердцем этого возжелать и слышать эти слова, которые  произносятся в храме - Святая святым, как относящиеся к каждому из нас.

 Аминь.

 22.06.03