Главная » Страница настоятеля » Проповеди » В 5 неделю Великого поста, прп. Марии Египетской. Не знаете, чего просите.

 

В V неделю Великого поста, прп. Марии Египетской (Мк. 10,32-45)

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

 Путь Великого поста, на который мы с покаянием  вступили,  чтобы стать ближе к Богу, чтобы пройти этим путем к Пасхе, подходит к своему завершению, к своей главной точке.

Христос говорит Своим ученикам: «Вот мы уже совсем близки к концу нашего пути, мы  восходим в Иерусалим».  И Он повествует  им о том, что случится с Ним, и чему мы будем с вами свидетелями во время Страстной  седмицы:  «Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет» (Мк. 10:33-34).

В это воскресенье, в этой точке поста, мы вместе с апостолами встречаемся  со Христом, потому что весь  дальнейший путь – это наш совместный путь: мы вместе  придем Вифанию и будем присутствовать при воскрешении Лазаря,  мы войдем в Иерусалим и услышим осанну. Каждый день Страстной седмицы мы будем вместе со Христом.

Собственно говоря, мы этого и хотели – быть со Христом. Ради этого мы и вступили на  путь поста:  чтобы наконец-то это совершилось в нашей жизни, чтобы мы наконец-то стали вместе со Христом. Как часто человек по-настоящему этого хочет? Как каждый из нас об этом думает? «Вот я встречусь со Христом… А что будет, когда я буду рядом со Христом? Чего я хочу от Бога? Чего я жду от этой встречи?» И вот сегодня об этом говорит нам Евангелие.

Апостолы Иаков и Иоанн, одни из самых ближайших Его друзей, на пути в Иерусалим говорят Ему как раз об этом  своем желании:  «Господи,  мы хотим, когда войдем в Иерусалим, в это место воцарения Бога, чтобы стали мы один по правую руку, другой – по левую от Тебя. Мы хотим в самой близости с Тобой пребывать».

Апостолы, наверное, эту близость для себя воспринимали как-то очень по-человечески, потому что тот, кто близок к Богу, очень близок ко всему тому, что от Бога можно получить. Тот, кто близок к Царю Славы, наверное, тоже является участником этой славы и для него все   легко и доступно,  все проблемы  решены, все вопросы ясны.  Уже ничего не надо спрашивать, ни о чем не надо думать,  ничего не надо решать, ведь он уже с Богом.

И Христос им на это говорит: «Хорошо. А вы можете пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?» И апостолы говорят: «Можем».

И вот оказывается, это-то и есть то, чего мы просим у Бога,  чего мы хотим от Него:  пить чашу Его и креститься Его крещением. И больше ничего! Об этой чаше, об этом крещении Господь как раз и говорит, когда восходит в Иерусалим: «Если вы этого хотите – пить чашу Мою и креститься крещением Моим, тогда это у вас и будет». А будет ли у вас земное счастье, будет ли у вас земное благополучие, будет ли у вас власть,  слава и  успех,  Христос не говорит. Кому уготовано, у того будет, а  кому не уготовано, у того не будет. А вот чаша будет у тех, кто хочет от Бога главного.

И  мы сегодня стоим перед тем же самым главным для нас  вопросом: «Что я хочу от Бога?» Хочу ли я пить Его чашу? Хочу ли я креститься Его крещением?  Или мы чего-то другого от Бога хотим? Но тогда, наверное, и обращаться надо к другому богу – к богу богатства, к богу благополучия, к богу здоровья,  силы и славы – но не ко Христу, который идет в Иерусалим. И мы, между прочим, идем вместе с Ним. Зачем мы идем в Иерусалим?

Если мы по-настоящему от Бога хотим Божьего, Его Самого,  то тогда понятно, почему мы на Литургии приступаем ко Святому Причащению: потому что мы пьем Его Чашу. А в этой Чаше Его Крест. В этой Чаше то Крещение, в которое каждый из нас крестился. Об этом апостол Павел нам говорит: «Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы,  как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим. 6:3-4).

И вот в этом, собственно говоря, весь смысл и весь путь нашего поста. Оказывается, все, что мы можем по-настоящему у Бога просить,  заключается в  этой Чаше,  которую Он нам подает, и о которой мы говорим Его словами: «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов»  (Мф. 26: 27-28.)

И вот если это для нас важно, если нам нужен Христос, если мы по-настоящему идем ради того, чтобы вместе с Ним быть всегда, везде и во всем,  то тогда мы совершенно точно знаем, что и Христос тоже всегда, везде и во всем вместе с нами. И нет в этом огромном мире такого места, и нет такого времени,  где бы с нами  не был Христос.

И поэтому мы можем спокойно доверить Ему себя. Мы можем совершенно безрассудно идти за Ним неизвестно куда. Мы можем, совершенно ничего не понимать в Его действиях по отношению к нам, недоумевать: «Что же происходит в нашем мире? Что же происходит в нашей личной жизни? Почему все не складывается, все рушится?» Но, даже не понимая, мы можем совершенно доверять Ему. Если мы готовы с Ним пройти путь, то, конечно же, и в любом нашем горе, в любом нашем состоянии, в любой момент нашей судьбы Христос обязательно будет вместе с нами, потому что Он ради этого пришел в мир,  воплотился и  стал Человеком.

И поэтому не будем бояться того, что с нами происходит! Не будем бояться этого мира, не будем бояться скорби, не будем бояться нахождения болезней! Не будем бояться того, чем  пугает нас этот мир!  Мир все пытается  лишить нас воли, лишить любви, лишить свободы,  чтобы мы были полностью от него зависимы, подчинились бы его стихиям, чтобы мы, напуганные, безверные, отчаявшиеся, прятались, прятались и прятались. А Христос выводит нас наружу и говорит: «Не бойтесь! Если вы хотите быть со Мной,  идите со Мной до конца и не бойтесь, потому что там, куда Я иду, – Иерусалим».

Там – Иерусалим! И там, в Иерусалиме, все будет очень страшно. Но там, именно там – спасение мира. Именно там – Воскресение.  Именно там впервые в этом мире прозвучали слова: «Христос воскресе!»

Аминь.

                                                                                                                                                                                                 2014



Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Мы сегодня в Евангелии слышали повествование о  том, как ко Христу подошли два апостола, Иоанн и Иаков, братья Заведеевы, одни из ближайших Его учеников,  и сказали: «Учитель! Хотим, чтобы, когда ты в Царствии Своем сядешь на престоле,  и мы были рядом с Тобой, один по правую сторону, а другой по левую. Хотим наследовать Твои обетования и царствовать с Тобой». И Иисус говорит им на это: «Вы не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и  креститься крещением, которым Я крещусь»?  И они говорят: «Можем».  Иисус сказал им в ответ: «Чашу, которую Я пью,  будете пить, и крещением, которым Я крещусь, креститься будете, а вот сесть одесную или ошую,  это  – кому уготовано». 

Этот евангельский рассказ говорит о том, что в духовной жизни не может быть  никаких гарантий: ни наши дела, ни старания и  стремления, ни труды и подвиги не могут нам в  Церкви ничего обеспечить, потому что Господь призывает нас не по количеству заслуг, не для того, чтобы  каждый  получил заработанное, а чтобы вручить нам Свою милость, чтобы мы Царство Небесное  наследовали.

 Мы привыкли жить в понятиях социальной справедливости, и нам кажется, что если человек делает добрые дела, то у него все в жизни должно быть хорошо, а вот если он плохой человек, то, конечно же, его надо еще при жизни наказать. Но почему же постоянно, в течение тысячелетий, удивляется человек: люди злые, бесчестные и  коварные благоденствуют, а добрые, смиренные и честные оказываются обманутыми, притесненными и страдающими? Почему у одних здоровье, богатство и все им позволено, а у других  болезни, скорби и нищета? Именно поэтому: потому что в Царствии Небесном ничего не зарабатывается, потому что нет там законов социальной справедливости. Там совсем другие законы – любви, милости Божией и подвига.

Вот апостолы приходят ко Христу и говорят: «Господи, мы  хотим быть рядом с Тобой.  Но будет ли для нас какая-то польза  от того, что мы рядом с Тобой, или нет? Если  Ты – Царь земной и Небесный, обетованный Мессия,  должны же мы хоть что-то получить!». И Господь им отвечает: «Вы можете пить чашу Мою и креститься  крещением, которым Я крещусь».

Мне пришлось недавно прочитать поучение Иоанна Златоуста, в котором он с удивлением рассуждает об одном месте в посланиях апостола Павла, где тот  пишет своему духовному сыну, апостолу Тимофею: "Впредь пей не одну воду, но употребляй  немного вина, ради желудка твоего и частых твоих  недугов" (1 Тим. 5,23). Как же так? Почему  всем – всё, а себе самому – ничего? К Тимофею, казалось бы, первому надо придти, возложить на него руки, помолиться Богу и исцелить! Ведь апостол Павел кого только не исцелял, – хромых, слепых и бесноватых,  язычников,  совершенно чужих ему людей, – а своего ближайшего духовного сына исцелить не может.

А что сами Апостолы получили от Христа кроме страданий,   постоянных гонений, скитаний, тюрем и  мученической смерти от рук язычников?  Они получили то, что просили,  –  пить чашу Христову, и креститься крещением, которым Он крестился.

Получить земную награду за свои заслуги   даже ближайшие ученики не могут.  «Ничего нельзя заработать,  –  говорит Христос,  –  потому что вы же не рабы,  не наемники…  вы не чужие, вы –  свои». Разве платит отец сыну за то, что тот уберет квартиру или сходит в магазин?  Разве мать платит своим детям за то, что они помогают в  ее заботах? Очевидно, что это не так. Дети разделяют жизнь своих родителей,  являются им опорой, самыми близкими людьми,  которые в минуту несчастья сплачиваются  и становятся с ними единым существом.

Вот об этом и говорит Христос Апостолам: «Чашу Мою будете пить, и крещением Моим будете креститься». А мы недоумеваем: «Ну, когда же я, наконец, что-то получу?  Ну, почему же так долго?  Я  трудился, я постился, я молился,  добрые дела делал, а мне в ответ – что? Скорби да болезни... Сплошные неудачи... Потеря того, что я старался делать, как самое главное дело своей жизни… Где же все заработанное?»  Нет его и не будет, потому что  этого нам Господь никогда  не обещал.

Когда мы молимся, мы просим у Бога не материальных благ,  не улучшения  жизненных условий или успехов в работе, а совсем  других конкретных вещей:  чтобы Господь помог нам стать смиренней, чтобы Он любви нам послал.  Весь пост мы читаем молитву Ефрема Сирина, – какие в ней прошения великие!  Мы просим у Бога самых главных духовных сокровищ: целомудрия, смиренномудрия,  терпения и любви, просим видеть свои согрешения, хотим,  чтобы Господь нам их показал. А в ответ  в душе  только больше нетерпения, больше обид, раздражения и гнева,  которые отталкивают от нас наших ближних. Почему так происходит? Потому что не знаете, чего просите, – отвечает Господь, –  когда просите сесть одесную и ошую.

Авва Дорофей учит, что тот человек, который просит у Бога смирения, должен знать, что он просит Бога послать ему человека, который бы его унизил и оскорбил,  чтобы это смирение можно было проявить. Вот чего мы просим, когда говорим  Господи помилуй.  Мы подвига просим:  пить чашу Его и креститься Его  крещением, ииничего другого. Мы просим  не каких-то  духовных благ, но подвига и креста.

И Господь на нашу молитву отвечает. И ответ Его надо принять  с радостью и  благодарностью:   Господь услышал мою молитву  и дал мне повод проявить смирение и терпение,  дал мне возможность  проявить любовь к своему ближнему, когда это тяжело, когда это нестерпимо, когда надо себя преодолеть и вырасти над собой.

 Именно это мы должны понять.  Великий пост  еще и еще раз являет нам урок того, что мы делаем это для Бога не как рабы и наемники, что мы не хотим заработать себе каких-то баллов, а хотим разделить с Ним Его жизнь, пить чашу Его и креститься крещением, которым Он крестился ради нас.

Аминь. 

2006