Главная » Наш приход » Беседы » О Таинстве соборования

ПРОЩАЮТСЯ ЛИ В ТАИНСТВЕ СОБОРОВАНИЯ

ЗАБЫТЫЕ ГРЕХИ?



Великим постом почти во всех храмах обязательно совершается Таинство Елеосвящения (Соборования). Существует распространеннейшая традиция каждому православному христианину однажды за пост в этом таинстве поучаствовать. При этом, с пониманием смысла и значения именно этого Таинства бывают связаны большие трудности. Например, как относится к распространенному мнению, что в таинстве Соборования прощаются забытые грехи? На нашем приходе прошлым Великим постом (в 2006 г.) прошло общее обсуждение этого вопроса.



Отец Николай: 

Мне хотелось бы для начала поразмышлять о сути греха, чтобы других участников беседы подвигнуть на размышление и поиск соборного ответа. 

Вот, нас спрашивают о прощении забытых грехов… А вообще-то, что такое прощение грехов? Сам грех прощен, а что нам это даст? Я хотел бы проиллюстрировать свои мысли конкретным разговором. Одна прихожанка в некотором недоумении рассказывает: "Я никак не могу бросить курить. И молюсь, и исповедуюсь, и помощи Божией прошу, а никак грех курения победить не могу. А вот мой коллега, человек вообще неверующий, подумал, что курение это плохо, взял и бросил. Значит, он победил грех, а в книгах мы читаем, и в проповедях отцы говорят, что без помощи Божией, без молитвы победить грех невозможно". 

Действительно, так бывает, можно привести и множество других примеров, как православный человек не может справиться, например, со злоупотреблением алкоголем, а другой человек, просто желающий вести здоровый образ жизни, и про Бога не думает, на исповеди не кается, а взял и бросил. Но ведь грех - это не просто конкретный поступок или наша привычка, но - это состояние нашей души, это то, что отделяет нас от Бога. В принципе, грех у нас один: он в том, что мы отпали от Бога - и потому, что носим печать первородного греха, и в результате своих собственных грехов. Мы не можем видеть Бога, с Богом общаться, у нас и потребности нет Его видеть, - вот это и есть грех. А все конкретные проявления - курил человек, или еще что-то делал - это только частности. Можно не курить, не грабить банк, не воровать, и при этом быть далеким от Бога. 

Поэтому мне кажется, что исходя из такого понимания, очищение от греха, покаяние - это перемена образа мышления, образа жизни. Это вообще - другая жизнь: человек жил вне Бога, вся жизнь его была без Бога, он не думал о грехах, а сейчас он покаялся, отрекся, переменился, начал жить для Бога, для соединения с Ним. И если вся жизнь его переменилась, перестроилась, если он приблизился в какой-то степени к Богу, но забыл какой-то грех, это не будет играть роли … у него же вся жизнь стала другой. 



Дьякон Александр: 

Отец Николай четко установил связь прощения грехов через наше осмысление их и покаяние, и прощения грехов, которые мы не осознаем, как грех, которые мы забыли. Очевидно, что в Таинстве Соборования прощение грехов происходит, об этом говорит апостол Иаков, на основании послания которого мы и совершаем это Таинство. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему(Иак. 5:14-15). Здесь отпущение грехов связывается с помазанием в Таинстве Соборования. 

Но мне хотелось бы оспорить точку зрения, что Соборование является заменой или дополнением исповеди, то есть что на исповеди прощаются одни грехи - осознанные, а на Соборовании другие - забытые. Надо признать, что действия благодати в Таинствах, действительно, пересекаются, но следует понимать, в чем значение каждого Таинства. 

Таинство Покаяния - это второе Крещение, наше воссоединение со святой Церковью, как говорится в самом чине Таинства. Но ведь можно сказать, что и в Таинстве Причащения происходит прощение грехов: во время причащения священнослужителей вспоминается слова, сказанные пророку Исаии: се, прикоснуся устнам твоим, и отымет беззакония твоя и грехи твоя очистит. При этом, очевидно, что суть Таинства Причащения Тела и Крови Христовой не сводится к очищению грехов. Оно совсем иное. 

Так и в Таинстве Елеосвящения, конечно, по нашей вере происходит прощение грехов, очищение нашей душевной скверны, но смысл Таинства не сводим к этому. Это Таинство исцеления. Конечно, наше полное исцеление, то есть сотворение себя в целости, невозможно без душевного очищения, и как средство к нашему исцелению, в Таинстве Елеосвящения, несомненно дается прошение грехов, в том числе, я думаю, и грехов неведения. 



А.Л. Дворкин: 


Мы принимаем как данность, что Соборование дает исцеление и прощение забытых и неосознанных грехов, но стоит над этим подумать: откуда, собственно, это мнение берется, почему мы так думаем. Понятно, что исцеление предполагает исцеление как телесное, так и духовное, но откуда такая фиксация на забытых и нераскаянных грехах? 

Очевидно, это связано с формализацией богословия и влиянием Запада. Западное богословие подразумевает, что человек должен дать отчет за каждый грех вне зависимости от того, помнит он его или не помнит. Он должен понести наказание за каждый грех, и тогда будет соблюдена божественная справедливость. Для православного богословия такая формализация никогда не была характерной. 

Также очевидно, что соборование одно из наименее понятых Таинств. Обычно в народе оно воспринимается, как Таинство предсмертное, так как в древности соборовали именно тяжкоболящих людей. Знание того, что это Таинство совершается над умирающим, привело к мысли о забытых грехах, и в этом, конечно, чувствуется католическое влияние: человек хочет умереть полностью чистым, чтобы не осталось ни одного "непрощенного" греха. Так же русские князья перед смертью принимали монашеский постриг, чтобы умереть с чистой совестью. Именно отсюда такая фиксация на забытых грехах, неоправданная боязнь человека церковного, который ходил на исповедь и причащался, что вдруг есть грехи, которые он не помнит. 

Можно сказать, что в этом проявляется наше недоверие Богу, ведь понятно, что Господь не по счетам считает наши грехи. Люди же молятся, чтобы Господь открыл им их грехи… Если на нас висит какой-то грех, которого мы не помним, и нам важно его вспомнить, то Господь напомнит. Покаяние это не перечисление грехов, это метаноиа, то есть полная перемена ума, переход отне возможности не грешить, через возможность не грешить, к невозможности грешить. Господне милосердие больше, чем наше формальное воспоминание. Если рассматривать вопрос в этом аспекте, то, наверное, понятие о прощение забытых грехов появилось достаточно поздно и прямого отношения к Таинству Соборования не имеет. 



Отец Алексей: 

Мне кажется, что с одной стороны, вопрос поставлен очень остро, и заставляет задуматься о серьезных вещах, а с другой стороны он поставлен, конечно, неправильно. Он поставлен схоластически, юридически, это какой-то рудимент западного богословия, юридического отношения к Таинству, который так глубоко проник в сознание нашей Церкви, что никто об этом даже не задумывается. Очень хорошо, что нам задали этот вопрос и заставили подумать. 

Спрашивает епископ Илларион Алфеев: А прощаются ли в Таинстве забытые и нераскаянные грехи? Отец Николай на это совершенно замечательно ответил: разве в этом дело? Разве в этом состоит Тайна Спасения, чтобы тебе по пунктам простили каждый грех? 

Почему человеку так важно во всем найти какой-то практический смысл? Вот я поучаствую в Таинстве, а что мне за это будет? Так ведь получается. Я приду на Таинство Покаяния, сколько я от этого получу? Как будто Бог мерой дает благодать. Таинство Соборования связано с Таинством Покаяния по своей сути, но не по действию. И хотя в Таинстве Соборования мы говорим об отпущении грехов и читаем покаянные молитвы, в этом нет никакого практического смысла: не отпускается и не прощается никаких грехов в этом Таинстве, как это происходит в Таинстве Покаяния. 

Таинство Покаяния - это Таинство осознания своей внутренней жизни, принесение покаяния за конкретные содеянные дела, которые привели твою душу в состояние помраченности, отлучили от Бога. Но мы исповедуем наши грехи не просто, как состояние отверженности от Бога, мы же не говорим, - Господи, я во всем грешен… Мы каемся в конкретных очевидных грехах, которые нанесли нашей душе раны и в конечном итоге отлучили от Бога и от Церкви. 

Но одновременно это не значит, что те грехи, которые мы забыли, не исповедали, остались страшным грузом, за который непонятно как придется отвечать… Вот паросфорочку уронил когда-то, а потом забыл об этом на исповеди сказать, ну как же теперь быть-то? Простится мне этот грех или не простится? Вдруг скажет Господь на страшном Суде: Ты все делал хорошо, и к нищим был милосерд, и больных в больнице посещал, но вот, знаешь, ты же просфорочку уронил, и не сказал об этом на исповеди… все делал хорошо, а вот просфорочку не исповедал… Забыл… Все… 

Мы часто сталкиваемся, по словам Амвросия Оптинского, как горшки, друг друга толкаем, обижаем, потом о многом забываем… Что же, все это помнить? А если человек стал святым, его спросят о забытых грехах? А святой разве безгрешен? Некоторые святые были друг с другом в жестких ссорах, например, Серапион Новгородский и Иосиф Володский, Варсонофий Оптинский и Серафим Чичагов… Мало ли что было в жизни, как они сталкивались… И что, все это потом будет сочтено? 

Очевидно, что Таинство Соборование не имеет к этому никакого отношения, что подобная идея возникла из-за отношения к Таинству, как к предсмертному, из-за юридического взгляда на Таинство и от недоверия к Богу. 

Таинство Соборования, конечно же, имеет отношение к Таинству Покаяния, потому что в нем происходит исцеление души и тела. Как Таинство Покаяния исцеляет, так и Таинство Соборования дает человеку душевные и телесные силы, чтобы стать иным существом: освободиться от греха, восстановить свою помраченную грехом человеческую природу просто через милость и помощь Божию ко всем грешникам. 

Почему мы идем на Таинство Соборования? Потому что наша природа повреждена. Мы лично в этом не виноваты, но мы несем на себе всю человеческую поврежденность. В Таинстве Соборования силы нам даются, благодать нам дается чтобы выздороветь и духовно и телесно. Человек получает силы для борьбы с грехом для преодоления своей немощи, для исцеления. 

И не удивительно, что после Таинства Соборования с людьми происходят такие удивительные вещи: они не только чувствует себя физически лучше, но часто вспоминают потом свои забытые грехи, по-новому осознают их. Происходит как бы просветление ума: человек начинает вдруг какие-то вещи, которые не осознавал, - осознавать, которые забыл, - вспоминать, - и тогда он может по настоящему придти на исповедь. И ничего другого в Таинстве Соборования не происходит. 



Вопрос: Получается, что Церковные Таинства не все равнозначны в смысле участия человека в них. Если покаяние, например, предполагает активное участие человека, его движение навстречу Богу, то в Соборовании в большей степени имеет место движение Бога навстречу человеку? 

о. Алексей: Это так. Надо помнить, что Соборование по сути своей совершается над больным людьми, над теми, кто немощен и сам придти в Церковь не может, это именно приход Церкви к человеку, а не наоборот. 

Семь священников символизируют полноту Церкви, приходящей к одному человеку. В древности Таинство Соборования совершалось таким образом: семь священников соборовали одного тяжкоболящего на одре лежащего в течение недели. В первый день приходит один священник, помазывал, читал молитвы, во второй день второй, и так до седьмого дня, когда они собирались вместе и читали молитву над болящим. 



Вопрос: Надо ли соборовать детей? 

о. Алексей:Очень хороший вопрос. Я, например, не могу понять, почему не соборуют младенцев, даже тяжко больных младенцев. Может быть, именно из-за такого отношения к Таинству, потому что их не принято исповедовать. 

Но младенцы же страдают! У них тоже поврежденная человеческая природа, хотя страдают они не за свои личные грехи. А мы соборуем семилетних совершенно здоровых отроков, что я считаю вредным для них. Приводят благочестивые родители семилетнюю здоровую девочку, мы помажем ее, не жалко, но это издевательство над ребенком, по-другому я сказать не могу. 



Вопрос: Мы же соборуем не только больных, надо ли нам всем собороваться? 

о. Алексей: Каждый человек сам решает, насколько он нуждается в этом Таинстве, насколько он болен, насколько это ему необходимо для борьбы с грехом и жизни в Церкви. Это всецело остается делом желания и осознания Таинства каждого человека. 



Вопрос: Одна женщина сказала, что при соборовании можно помазываться только один раз. 

о. Алексей: В истории существовали разные практики. Было время, когда приходили в храм 1000 человек на двух священников, не было другого выхода. 

Таинство Соборования, как никакое другое, подвержено местным традициям, и многое, к сожалению, приводит к сведению его до обрядового уровня. Как правильно сказал Александр Леонидович, оно меньше, чем другие Таинства, богословски осознается прихожанами. Поэтому кто-то идет за здоровьем, кто-то за прощением забытых грехов, а по сути - ни за чем. Надо понимать, что каждое Таинство требует активного личного участия и понимания - зачем ты приходишь. Нужно тебе это или так, на всякий случай, потому что все пришли. Таинство всегда дается или во спасение или в суд или осуждение. 



Вопрос: Может быть, нужно приходить, чтобы настроить себя на покаяние? 

о. Алексей: За настроем души на Соборование приходить не надо. Чтобы настроить себя на покаяние, достаточно глубоко к этому расположено помолиться. Таинство, повторяю, для исцеления. Это таинство исцеления болящих людей, в основе своей - тяжкоболящих людей. Понятно, что многие из нас соборуются недостаточно основательно. 



Вопрос: Александр Ельчанинов говорил, что грех, который тяготит душу, не забудется. Так все же, те грехи, которые мы забыли, не сказали на исповеди, насколько они могут быть прощенными, когда мы просим простить наши грехи вольные или невольные? 

о. Алексей: Мне кажется, мы на этот вопрос уже ответили. Да, действительно, человек иногда не сразу начинает свои грехи вспоминать. Но если он живет настоящей духовной жизнью, то рано или поздно он свои грехи осознает. Серьезные грехи, которые становятся препятствием между Богом и человеком, человек осознает обязательно. Конечно не сразу. Человек не сразу выздоравливает, и духовно в том числе. 



Вопрос: Но ведь у каждого свой настрой совести? 

о. Алексей: Да, и на каждом этапе жизни он разный. Иногда человек приходит на покаяние с очень глубоким покаянным настроем, но с минимальным опытом в анализе своих поступков. То есть первый настрой покаяния глубокий, а видение своих грехов пока еще невысокое. А потом человек начинает серьезней к себе относиться и что-то потом обязательно вспоминает и осознает. 


КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ САЙТА


наталья (Mon, 30 Apr 2007 19:42:50): 
Болен сын - душевное расстройство, динамика исцеления очень медленная и тяжелая. Долго думала, что таинство соборования только для умирающих, теперь же пойду в свой Храм и посоветуюсь со священником. 


георгий (Thu, 22 Mar 2007 14:50:01): 
Почему же соборование происходит в храме, если оно для тяжко-больных, и даже в послании Апостола сказано "призовут присвитера и помажут его..." если большая часть прихожан всё-таки здоровые люди, то, как говорит о.Алексей "это издевательство над ребёнком" , значит, и над взрослыми тоже? Если не "зачем" мы идём на соборование то довайте вернёмся к прежнему - приглашать свещенников домой для больных, если соборование пробуждает совесть,то и здоровым это необходимо опять-же по словам апостола "если совесть твоя обличает тебя то тем более БОГ ."