Главная » Наш приход » Беседы » Беседа вторая. "Нехорошо человеку быть одному".

  Беседа вторая. "Нехорошо человеку быть одному".

 

о. Александр: На прошлом занятии мы говорили об откровении о человеке, содержащимся в Священном Писании. Успели поговорить только о первой главе Книги Бытия, о творении человека. 

 Напомню, что мы отметили в библейском учении два основных момента. Во-первых, человек двусоставен. Он творится Богом из праха земного, то есть, физически, материально он является неотъемлемой частью этого мира. Сотворен он из того же праха, из которого произошли другие живые организмы на нашей земле. И во-вторых Господь дает ему дыхание жизни. Это две составляющие человека - материальная  и духовная.

 

Второй аспект, который мы отметили в учение о человеке – это то, что Бог творит человека по образу и по подобию Своему.  Образ – это некий отпечаток, отображение Божие в человеке. Подобие – это способность человека этот образ реализовывать. И достижение образа Божьего, полное ему уподобление – это цель человеческой жизни и его предназначение.

Сегодня мы продолжим чтение библейского рассказа и поговорим о творении мужчины и женщины.

Дело в том, что в Священном Писании, в Книге Бытия, творение человека изложено в двух главах. Сначала говорится о творении человека в общем контексте миротворения, подчеркивается, что человек творится на последнем этапе, на шестом этапе творческого акта Божьего. А во второй главе, когда говорится, что уже сотворены небо и земля, повторяется рассказ о творении человека и говорится о том, что Бог творит человека в двух частях, в двух полах.

Итак, первый отрывок. «И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их.  И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: сотворим человек по образу Нашему,  по подобию шему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотами, и над всей землею, и над всем гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его;  мужчину и женщину, сотворил их» (Быт. 1:25-27).

 

о. Алексей: Давайте здесь маленькую паузу сделаем. Потому что здесь в этих словах первой главы святые отцы распознают указание на троичность Бога.  Господь говорит о себе, как о Святой Троице. «Сотворим человека по образу и подобию нашему». Во множественном числе. И здесь очень важно понять, что когда мы говорим об образе Божьем, мы говорим о троическом образе Божьем в человеке. Мы должны всё время не забывать о том, что Бог есть Троица.  Бог являет Себя миру как Троица, как  троическая тайна, на самом деле. Потому что это одно из самых непостижимых и непонятных в христианстве явлений. Почему мы верим в Троицу? Ведь Бог Един. Какое это имеет отношение к нам? Зачем это надо? И сами христиане часто себя не понимают и не хотят глубоко осмысливать своё богословие, и, в конечном итоге, скатываются к самым примитивным ересям, которые были распознаны и отметены святыми отцами на Вселенских соборах.

 

Александр Дворкин: И даже еще до Вселенских соборов.

 

о. Алексей: А  на вселенских соборах стали более  вербализированы, так сказать. И человеку как-то приятно думать о том, что есть некий Бог-Отец, который настоящий Бог,  а Иисус Христос как бы Бог, но не совсем настоящий. А Дух Святой – это вообще неизвестно что,  такое как бы дыхание Божества, действие Божественной энергии. Вот в таком совершенно примитивном еретическом осмыслении очень многие христиане живут и  таким образом пытаются своё христианство для себя осмысливать. Но если мы с вами попробуем таким образом  мыслить, то ни о каком человечестве, по большому счёту, мы не сможем говорить. Когда мы будем говорить о догмате боговоплощения, о соединении во Христе природ божественной и человеческой, это сразу станет на свои места. А сейчас  мне хочется, чтобы сразу, с первых же моментов нашего разговора, мы очень хорошо понимали наше троическое богословие:  когда мы говорим о вере в Единого Бога, мы верим в Святую Троицу. Когда мы говорим, что мы образ и подобие Божие, мы – образ и подобие Святой Троицы.

 

о. Александр: Еще важно отметить, что  Бог говорит о Себе «Мы», но глагол употребляется в единственном числе. Мир сотворил Тот, Кто мыслит Себя в трёх ипостасях, в трёх субъектах,  и говорит о Себе «Мы».

 

Александр Дворкин: И можно добавить, что в  первых словах Священного Писания – «вначале сотворил Бог небо и землю» –  слово Бог употребляется во множественном числе, а глагол –  в единственном. Если правильно переводить: «Вначале сотворил Боги небо и землю».  Это тоже  указание на Троицу.

 

о. Александр: «.. мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всеми животными, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:28).

 

о. Алексей: И ещё один момент, на который я хочу обратить ваше внимание здесь. Обратите внимание, Господь говорит людям «плодитесь и размножайтесь»  до  грехопадения. Очень часто, к сожалению, и это входит в некий христианский менталитет. Само понятие деторождения стало восприниматься как нечто, связанное именно с грехом, именно с грехопадением. Но заповедь о деторождении, «плодитесь и размножайтесь», дана человеку, Адаму и Еве, в раю до всякого грехопадения. Но Адам познал Еву, как написано в Библии,  уже после грехопадения, а почему так,  мы не знаем.

 

- Другим способом.

 

о. Александр: Да нет другого способа.

 

о. Алексей:  Другие, не другие.. . Слово «познать» всегда  имеет одно и то же значение.  Поймите,  что мир до сотворения мужчины и женщины был уже разнополым.  Бог творит растения, которые сеют семя, и  животных, которые плодятся и размножаются. Уже понятно, что мир ддо человека сотворен разнополым. И поэтому в данном случае Бог не создает пол, мужской и женский. И когда мы говорим о сотворении мужчины и женщины, Бог не мужской и женский пол творит в данном случае, это немножечко о другом... Вот о чём, поговорить стоит. Это очень важные вещи, а о них мало  кто вообще говорит.

 

о. Александр: «И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое древо, у которого плод древесный, сеющий семя: вам сие будет в пищу; А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, и всякому в котором душа живая, дал Я всякую зелень травную в пищу.  И стало так. И увидел Бог все, что он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой» (Быт.1:29-31).

Это рассказ о завершении всего миротворения. Потом автор Книги Бытия возвращается к творению человека, и пишет об этом так. «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою. И насадил Господь Бог рай в Едеме, на востоке; и помесил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое древо приятное на вид и хорошее для пищи, и древо жизни посреди рая, и древо познания добра и зла» (Быт.2:7-9).

 Итак, древо жизни – это дерево, которое дается человеку, поддерживает его жизнь, его существование. Многие святые отцы в духовном смысле воспринимали приобщение к этому древу жизни, как приобщение к самому Богу. Таким образом, наше причастие, принятие Святых Христовых Таин, соединение с Богом, дарующим нам жизнь (Христос называл причастие  хлебом жизни) – это возвращение той способности  приобщаться к древу жизни.

Второе дерево – дерево познания добра и зла.  Иоанн Златоуст, объясняет, почему ему дано такое название. С этим деревом связана заповедь, и  через это дерево человек мог познать добро через послушание Богу, через исполнение Его воли и освобождения от тех искушений, которые  сеял враг. А на практике это дерево  послужило для зла, для грехопадения человека.

 «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерево познания добра и зла не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт.2-17). Первая заповедь.

«И сказал Господь Бог: нехорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их, и чтобы как наречёт человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена скотам и птицам небесным, и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника подобного ему. И навёл Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из рёбер его, и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её человеку. И сказал человек: вот это кость от костей моих, и плоть от плоти моей;  она будет называться женою: ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будет одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт. 2: 18-25).

 Этот рассказ всем известен. На что хочется обратить внимание? Человек, созданный как индивидуум, среди всех творений Божьих, среди всех существ земных не находит никого  соответствующего себе. Это опять же говорит о том, что человек выделен из всего мироздания. Он действительно обладает бессмертной душою, которая выводит его из ряда всех прочих творений. Что же касается того, каким образом творится человеку помощница, его вторая половина. Бог наводит на человека сон и берёт одно из его рёбер. Ребро – это часть от человека,  в библейском тексте  такой  конкретизации на самом деле нет. Бог берёт от человека часть,  одну из его сторон.

 

о. Алексей: Да, тут отец Александр хочет сказать, что это не кость в прямом буквальном смысле этого слова. Я вспоминаю, как это объяснял митрополит Антоний Сурожский в своих собеседованиях по этому поводу. Он говорил, что кость, ребро, это по-французски значит «cote».  И также словом «cote» обозначают,   берег (сote d Azur - Лазурный берег), а также – сторона, другая часть. Т.е. Адама разворачивают. Адам находящийся сам  в себе, разворачивается на две половины, поворачивается другой стороной.

Отец Александр сказал, что человек создан, как индивидуум – неделимый, как бы закрытый в себе и со всех сторон недоступный человек, как некое зерно. Вот слово зерно здесь мне кажется очень важным, потому что зерно очень символично. Оно будет потом все время сопровождать библейский текст. И оно имеет  очень глубокий символической смысл. Мы видим евангельский образ сеятеля, который сеет зёрна. Это и зерно, о котором  Христос говорит Петру: «Хотел сеять вас как пшеницу». А с другой стороны Христос говорит, что  если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. (Иоан.12:24). Это зерно, которое рождает хлеб. Мы встречаем этот образ в «Учении двенадцати апостолов», где говорится, что как зерна, рассеянные по полям, собираются, чтобы стать хлебом,  так и  Церковь, рассеянная по миру,  собирается в Единое Тело Христово.

 

Александр Дворкин: Святой Игнатий Богоносец писал:   «Я — пшеница Господня, и пусть будет она размолота зубами зверей, чтобы стать мне чистым хлебом Христовым».

 

о. Алексей: Очень много таких образов, потому что зерно – это образ абсолютного индивидуума, атома, твердого как камень. Это что-то непроницаемое, жесткое. И это зерно имеет возможность преображения. Удивительно, как  из зёрнышка может состоятся хлеб. Какой путь преображения! У Ходасевича  есть чудесное  стихотворение «Путём зерна».

 

Проходит сеятель по ровным бороздам.

Отец его и дед по тем же шли путям.

Сверкает  золотом в его руке зерно,

Но в землю черную оно упасть должно. 

 

И там, где червь слепой прокладывает ход,

 Оно в заветный срок умрет и прорастет.  

Так и душа моя идет путем зерна: 

Сойдя во мрак, умрет - и оживет она. 

 

И ты, моя страна, и ты, ее народ, 

Умрешь и оживешь, пройдя сквозь этот год, -

Затем, что мудрость нам единая дана:

Всему живущему идти путем зерна. 

 

 И, в  конце концов, зерно может превратиться не просто в хлеб, а в Тело Христово. Собственно, такой же образ у винограда. Это  два образа такого небывалого преображения из одного естества в совершенно другое. Поэтому два этих образа, зерно и виноград, всё время  в Библии присутствуют. Почему мы об Адаме говорим как о зерне? В данном случае он, действительно, является  таким зерном, в котором заключена вся жизнь. Ведь  в зерне заключена жизнь, но как бы мертвая, каменная, бесчувственная, безжизненная.  И в Адаме,  этом зерне, в этом камне, заключена жизнь. Из этого камня Христос делает детей Авраама.  

И в момент творения Евы Адам, если так можно сказать художественно, прорастает новой жизнью. Адам, как такое закрытое  зерно, закрытое создание, вдруг становится совершенно иным по отношению к другому. Это совсем другое, нежели кабель и сучка. Простите меня за такое грубое принижение. Мы говорим о том, что Господь сотворил пол вместе с животными, А создание женщины – это не творение нового пола. Это не творение женщины как самки. Это не творение женщины как то, как Толстой описывает Наташу Ростову в конце своего великого романа.

 

о. Александр: И вот что интересно. Вы помните, как завершается каждый день: «И увидел Бог, что это хорошо…» Всё, что Он создал – весьмаНо когда Господь видит  сотворенного человека,  Он говорит: «Нехорошо…». Какой резкий контраст. «Нехорошо быть человеку одному» (Быт. 2:18). Господь доволен тем, что получилось только тогда, когда человечество творится как союз,  как союз мужчины и женщины, семейный союз, с потенциалом, с возможностью дальнейшего роста и приумножения.  И хотелось бы, действительно, сказать об этом.

 Мы говорили о Христе, как о новом Адаме. Мы говорили о том, что евангельское учение о вочеловечении Сына Божьего во многом раскрывает те  смыслы, которые заложены в рассказе о творении человека.  Так, Боговоплощение  происходит только потому, что человек носит в себе образ Божий.  Единородный Сын Божий, как совершенный образ Отца, может  реализовать этот образ Божий в человеке, как  изначально заложенный в человеческой природе. Мы знаем, что Иисус Христос Своею личностью воспринимает человеческую природу, т.е. человека во всей его полноте,  и человеческую душу, и человеческое тело.

Тот же самый смысл человечества, как союза,  реализуется и в новозаветной истории. Изначально в Ветхом завете союз – это, прежде всего, род, народ Божий, народ Израиля. Человек принадлежит к нему по факту рождения. Обрезание не делает его причастным этому народу Божьему,  но  становится лишь знаком его принадлежности к нему.   А сейчас мы знаем, что мы принадлежим народу Божьему по нашему второму рождению, по рождению от воды и Духа.

 Таким образом, человечество изначально мыслит себя как союз. И этот же самый союз, но уже  в преображенном,  реализованном виде представляется в Церкви, в единстве Христа и верующих в Него, в нашем единстве между собой. Собственно, это происходит так,  как об этом и молился Господь.

 

о. Алексей: Я немножечко разовью ту мысль, которую отец Александр сейчас изложил. Когда творится Ева, когда творится другое, то происходит вот что.  От Адама изымается некая его часть. И в этот момент Адам становится неполноценным. Адам уже не есть та полнота, которая была в нем изначально. Он был сам по себе,  ни в чём не нуждающийся, абсолютно самодовлеющий, самодовольный Адам. Адам – единица, а Бог – Троица. И Григорий Богослов  объясняя, почему Бог не может быть монадой (по-гречески – единицей), говорит: « Если Бог есть любовь, то если это любовь монады, если это любовь единицы, тогда  на что  она может быть  направлена?.. Только на самого себя. И тогда мы верим в Бога самолюбца, Бога – эгоиста». Таких слов, конечно, Григорий Богослов не употребляет, но  мысль он высказывает именно такую.

И  в Новом Завете мы видим, как Бог раскрывает себя в Троице. Каждое Его  ипостасное имя,  то есть каждое  имя Святой Троицы,  несёт в себе любовь. Бог – Отец, в слове отец – любовь. Бог – Сын, в слове сын – любовь. Святой Дух мы называем утешителем, это тоже любовь. Все лица Святой Троицы, каждое из Них по-разному,  ипостасно, но являют Собой любовь. И именно эта любовь в Святой Троице – это и есть единство Святой Троицы в этой любовной вечности.

А Адам, сотворенный по образу любви, оказывается единичным. Это нехорошо, потому что он имеет залог  любви, как образ Божий, а вот подобия в любви он достичь не может, потому что он один. Раскрыть это подобие в любви к Богу, т.е. научится этой любви Божественной…  у него нет такого... Мы, конечно, немножечко упрощаем, или пытаемся словами выразить эти  интуитивные вещи, чтобы эти понятия соответствовали…

 Человека, Адама, оказывается недостаточно без другого человека. И только вместе они – полнота. Только вместе они – человечество. То есть со вторым человеком  появляется не просто еще один человек, появляется  человечество. Образ человечества в Адаме и Еве – это не просто образ семьи, это, конечно, прежде всего, – образ Церкви. Это  мысли, задумки о человеке-человечестве, как о Церкви. Т.е. всё человечество, прежде всего мыслится и творится как Церковь, восполняющая  и имеющая полноту только тогда, когда все вместе с Богом и вместе друг с другом.

 И поэтому когда апостол Павел пишет о семье, пишет о том, как супруги должны любить друг друга, он, собственно говоря,   прежде всего являет эту глубокую богословскую мысль. Это  знание о человечестве, как о Церкви, которая есть,  образ единства   Христа и человека, и образ единства людей между собой. Поэтому Церковь – это когда все друг друга восполняют любовью. Мир наполнен людьми... Мы все разные. Не просто мужчины и женщины разные, не только в этом мы разные, мы во всем разные. И грехопадение сделало эту разность людей еще сильнее в самом таком неприглядном виде. Но через Церковь эта разность помогает людям приобрести как раз полноту. Потому что люди в этой разности начинают понимать и служить друг другу любовью. Об этом говорит апостол Павел, когда пишет о Церкви, как о человеческом теле.

 И здесь есть ещё одно указание, которое нам очень важно  понять: как нам соотнести наше человечество с Божественной природой. Я просто хотел сейчас обратить ваше внимание на то, что это не просто Адам и Ева, как два разнополых существа, которые должны продолжать род, как животные это делали, и делают.  Не в этом дело. По-человечески – да, по природности, по нашему праху – да, конечно. Это всё происходит функционально так, как  в животном мире. Но смысл-то иной, наполнение  иным содержанием. В момент соединения супругов творится бессмертная душа. Человек рождается уже как богоподобный, а не  звероподобный. Вот в чём всё дело. Он рождается в человеческой семье как уже богоподобный. И в этом смысле вот  основные значения человечества  раскрываются перед нами.  По крайней мере они даются нам для осмысления в этих первых Книгах Бытия.

Думаю, что на этом сегодня можно закончить. А теперь ваши вопросы.

 

- Вы говорите, что человек – образ и подобие Божье.

 

о. Алексей: Это говорит Священное Писание.

 

- Мы верим в Святую Троицу. Мы  являемся подобием Троицы. Имеется ли  в виду трехсоставность человеческая?

 

о. Алексей: Нет.

 

- А в чём тогда подобие?

 

о. Алексей: Об этом мы говорили на прошлом нашем собеседовании. И чтобы сейчас не повторяться, вы прочтите нашу беседу на сайте. И тогда уже если по беседе у вас появятся вопросы, если вы там как-то не разберётесь.

 

- Ну хорошо. Сейчас у нас целостное состояние. Трехсоставное. Тело, душа и дух. Во-первых,  я нигде не видел определение этого. Оперируют этими понятиями, а определения этому нет. Во-вторых, люди, которые умерли, и души которых развоплощены. Они не подобие уже Божье? Они не имеют телесной составляющей. Как к этому отнестись?

 

о. Алексей: К этому отнестись следующим образом. Люди, которые умерли, конечно, не являются людьми во всей полноте. Смерть – это и есть лишение человечества. Когда душа разлучается с телом, человек перестает быть человеком. Человек перестает быть тем, кем он задуман Богом. Это и есть самое страшное, что произошло в момент грехопадения. То, о чём мы будем говорить на следующей нашей беседе. И поэтому после смерти  действие по подобию уже прекратилось. Человеческая жизнь дана на то, что это подобие в себе реализовывать.

 

- А как тогда вообще можно молиться святым, развоплощенным, когда они не в теле находятся. Они не являются уже подобием.

 

о. Алексей: Молится мы можем, как к ходатаям. Их сознательное существование продолжается. Как, собственно, продолжается и существование тела, только в другом материальном химическом составе.  Иначе человек не мог бы воскреснуть телесно. Но человек воскресает телесно в день последнего суда именно потому, что его человеческое тело тоже продолжает существовать, но только в ином химическом, если хотите,  составе. Но при этом  они только  ходатайствуют  Богу за нас, а  действует всегда Господь.  Поэтому упрёк в том, что мы поклоняемся святым и тем самым затмеваем Бога,  как раз тут не действует.

 

- Их молитвы более действенны, когда они были воплощены? Или после того, как они умерли?

 

о. Алексей: Мы, конечно, понимаем, что их молитвы сегодня более действенны.   Вот  святитель Николай,  и при жизни его действие было сильным и необыкновенным, но он присутствовал лишь для небольшого количества людей. Но теперь, когда к нему своим ходатайством можно обратиться в любой момент со всех точек земли, и он слышит миллиарды молитв, конечно действие его становится более актуальным для Церкви.

 

Александр Дворкин: Если можно ещё немного запутать, то всё-таки нужно учитывать, что там   души людей находятся в одном временном измерении. И ситуация, что было раньше, что было вчера, что было сегодня, что будет…  не знаю насколько эта ситуация применима к тогдашнему временному измерению. В любом случае,  это всё наши спекуляции насчёт того, каким образом  действует ходатайство святых.  Возможно, это ходатайство происходит уже после их  телесного воскрешения.  Мы не знаем.

 

о. Алексей: Нам об этом мало что известно. Вообще, учение о посмертном существовании человеческой души и тела, в общем-то достаточно смутное. У нас нет чётких представлений и пониманий, как это происходит.

 

Александр Дворкин: Но мы знаем, что это происходит.

 

о. Алексей: Как это происходит конкретно, мы не знаем.

 

- Но мы же всё-таки обращаемся..

о. Алексей: Правильно. Потому что это есть реальный опыт нашей жизни.

 

Александр Дворкин: Да, эмпирически. А каким образом – это уже Бог весть.

 

о. Алексей: Т.е. такого стройного и чёткого учения по этому поводу мы не имеем. Это нужно признать.

 

- А ещё такой момент: в Бытии два раза даётся жена Адаму.

 

о. Александр: Нет. Просто дважды одна и та же история рассказывается.

 

о. Алексей: Дважды история рассказывается по-разному. В первый раз рассказывается о творения человека, как о  едином акте. Во второй раз показывается, как последовательный акт творения человека.

 

о. Александр: Историки текста объясняют это тем, что изначально существовало откровение. Редактор, из-под пера которого мы получили этот текст, соединяет два откровения, два рассказа. Это и текстологически можно проследить.

 

о. Алексей: Мы должны понимать, что Священное Писание, которое записано в книгах, до того как Моисей или при Моисее его записали, хранилось как устное предание, передаваемое из поколения в поколение. Как всякое устное предание, оно  передавалось через символы и через мифы, особые глубоко содержательные формы, которые не имеют линейно-буквального толкования, но в которых заложены огромные смыслы, которые нужно раскрывать последовательно, слой за слоемм. Потому что человеческое мышление вообще мифологично, символично и  очень глубоко.

 

- Не могли бы Вы сказать, чем отличается душа и дух?

 

Александр Дворкин: Если совсем в двух словах, то  дух – это то, что отличает человека от животных, а душа – это то, что отличает живое от неживого. Это в двух словах.

 

о. Алексей: Дело в том, что богословские споры о трихотомии и дихотомии велись, как вы понимаете, довольно долго. И богословская система, которая являла человека двусоставным, тело и душа, дихотомическая,  имеет то же право на существование, как и трихотомическое, где различают дух, душу и тело, т.е. тройственный состав, и где богословы вычленяли дух как высшую составляющую души.

 

- Образ и подобие Божие.

 

о. Алексей: Нет, нельзя сказать, что дух – это образ и подобие Божие. Мы говорим об образе и подобии Божием, когда говорим в целом о человеке. Душа и тело – это всё полнота. Отними у человека тело, он не будет образом и подобием Божьим. Они составляющие, потому что человек – это и земное,  и небесное.

В каком-то смысле можно называть душой чувственную сферу, наши чувства. Но чувства у человека всё-таки иные, чем у животного. А есть нечто, что возвышает человека над его чувственной природой. Это – дух. Даже мыслительная часть человека, ум его, в большей степени относится к духовному, чем к душевному. Вот посмотрим по-гречески: словом ум в переводе на русский язык называются ангелы. Умные силы. Т.е. духи, дух, ум. И в других языках мира то же самое. У животного нет этой части, которая существует у человека как некий ум. Но не ум как рацио, не ум как некий интеллектуальный инструмент, которым человек формулы решает, а некая  высочайшая часть абсолютного ума, которая в Боге заложена как творческая потенциальная возможность развития всего человека в человеке.

 

о. Николай: Я сделал большую подборку на тему ум, душа и дух. Консенсуса по этому вопросу нет.

 

о. Алексей: Более того, мы следующее занятие начнем с того, что отец Николай зачитает наиболее яркие цитаты  чтобы их обсудить. Это правильный хороший вопрос.

 

- Ещё один вопрос. Я просто слышал такое мнение, что кровь – это место, в котором душа взаимодействует с человеком. Или это ерунда?

 

о. Алексей: Наверное, это неправильно, потому что делить человека на составляющие части невозможно. Это только древнегреческие стоики могли говорить, что тело – это темница для души, и поэтому для того, чтобы стать человеком, нужно это тело в себе уничтожить, чтобы оно не мешало тебе быть тем, кем ты есть. Христианство как раз думает об этом иначе. Но мы будем об этом говорить ещё.

 

- Заповедь «плодитесь и размножайтесь» была дана уже в раю. А почему тогда на земле только?..

 

о. Алексей: Серёжа, мы этого не знаем. Тайна сия велика.

 

о. Александр: Если я не ошибусь, то Ефрем Сирин считал, что человек чуть ли ни несколько часов только в раю успел побыть. Т.е. где-то в полдень Господь его сотворил, к вечеру он уже...

 

- Скажите пожалуйста, а вот прославленное тело в момент второго пришествия Господнего все ли обретут живые и мертвые? Или это касается только людей святой жизни?

о. Алексей: Все обретут своё тело либо прославленное в Боге, либо помраченное в грехе.

 

о. Александр: Воскресенье жизни или воскресенье суда?

 

о. Алексей: Тело получат все. Либо прославленное в Боге, либо помраченное в грехе. 
У нас есть аналогия, когда мы встречаемся с почитанием святых мощей. Когда у нас есть почитание святых мощей – это и есть почитание прославленного тела.

 

- Но это же есть нечто телесное.

 

о. Алексей: Вот вам пример того, как тело…

 

о. Александр: А тело воскресшего Христа?

 

Александр Дворкин: Христос мог бывать в нескольких местах. Мог проходить сквозь зарытые двери. Это свойство прославленного тела.

 

- Первые мученики настолько истреблялись и уничтожались, императоры развеивали их по воздуху. Мы из Ветхого Завета знаем, что кости сухие. Они воскресли. Должна же быть какая-то материя, которую Господь должен воскресить.

 

о. Алексей: Александр Леонидович как историк Церкви на этот вопрос ответит.

 

Александр Дворкин: Какие-то останки остались, но это не суть. Потому что Господь волен из элементов, рассеянных по всей земле, собрать их в единое тело, где б они не рассеялись.

 

о. Алексей: Язычники пытались так издеваться над христианскими мучениками: «Ну как ты воскреснешь, если мы сейчас отдадим львам тебя на растерзание, а потом от тебя останется куча навоза. Ты будешь кучей навоза. Воскресай потом из кучи навоза». Но христиан это никак не пугало.

 

- Как относится к кремации после отпевания?

 

о. Алексей: Собственно,  исходя из этого учения, это никак не влияет на воскресение из мертвых. Церковь, конечно, относится к  кремации  неодобрительно, но только по одной причине: все-таки человеческое тело во Христе является святыней. И отношение к телу как к семени, как к образу,  которое сеется в землю, чтобы потом взойти – это некий символ  такого благоговейного отношения к  человеку как к святыне. И поэтому христианское погребение – обряд очень важный, прощание с этим телом, ожидание его воскресения под крестом, «кости сухие воскреснут…». Оно имеет для нас большое смысловое значение. Мы, христиане, понимая, что кремация никак не влияет на участь усопших, относимся неодобрительно к кремации именно по этой причине.  

 

Александр Дворкин: Или опять ситуация, когда человек погиб в пожаре.

11.11.2012