Главная » Наш приход » Трапезы

Воскресные трапезы

 

Расписание дежурств >>

 

 

Наши трапезы существуют давно. Поводом для них стали беседы о духовной жизни, которые начали проводиться тринадцать лет назад. В начале собирались в храме по четвергам после акафиста иконе Божией Матери "Взыскание погибших", люди специально приезжали после работы послушать беседы. Но так как этот день для многих был или неудобным или невозможным для посещения бесед, решили проводить их по воскресеньям. Так и сделали. Но из-за необходимости

Интервью с  Татьяной Силаевой

 и Ольгой Наказной

КУЛИНАРНЫЕ РЕЦЕПТЫ

НАШИХ ПРИХОЖАН

Рецепты от Кэтино Цанава

Рецепты

от Елены Четвертушкиной

Рецепты

от Надежды Сахаровой

Рецепты

от Татьяны Константиновой

Рецепты к Новому году
от Татьяны Силаевой
Рецепты от Майи Путуридзе

поддержать силы священнослужителей и прихожан, пришедших на беседу сразу после окончания Литургии, стали организовывать трапезы. Сначала просто пили чай, но беседы были долгими, задавали много вопросов, а после их окончания многие оставались, чтобы решить насущные приходские дела и просто пообщаться. Тогда стали готовить горячую пищу, в конце концов, это стало доброй традицией нашего прихода.

По благословению настоятеля, о. Алексея, трапезы организуются на средства, которые жертвуют сами прихожане. Деньги кладут в миску, кто сколько может, и на собранное готовится следующая трапеза. 

Послушание в трапезной сложное. Оно всегда вызывает много споров и разногласий, потому что затрагивает большое количество людей: не только дежурных, но и тех, кто приходит в трапезную. Здесь выступает на первое место одно из самых трудных испытаний: любить и терпеть друг друга. 

Представьте себе коммунальную кухню, на которой каждое воскресение распоряжаются разные хозяйки, команды из 4-5 дежурных, которые сообща готовят, накрывают и убирают стол в среднем на 50-60 человек. Одни бегают с тарелками, другие сидят без дела; одна хозяйка заваривает чай одним способом другая - другим. Дополнительный шум и неразбериху создают другие прихожане, которые заходят на кухню поболтать, попросить чай или по какому-то другому поводу. Отказывать трудно, но за первым идет второй, за третьим - четвертый. А от шума и суеты тяжело не только дежурным, после службы многие хотят внутреннего покоя и тишины, которые бывает трудно сохранить в суматохе трапезной. И все эти мелочи приводят к большим искушениям: осуждению, нетерпению, раздражению, - конечно не от отсутствия любви, а от усталости. Так что, это послушание требует от прихожанок много терпения и смирения. 

Много и организационных сложностей, например, потребность в большем количестве людей для подготовки трапезы: надо и приготовить еду, и стол накрыть, и все потом убрать. На большие праздники приходится готовить трапезы и в будние дни, а неработающих женщин у нас мало.

Но, несмотря на все эти трудности, мы не можем отказаться ни от бесед, ни от трапез, которые стали частью нашей приходской жизни, продолжением Литургии и нашего духовного общения. Здесь наш приход сплотился, как самая настоящая семья.

Так свойственно человеку, что он ко всему привыкает. Некогда любимое и привлекательное приедается, человек охладевает к привычным занятиям и жаждет чего-то нового. Но так происходит только тогда, когда все в жизни воспринимается, как нечто такое, чем можно пользоваться. Если человек сам что-то отдает, это никогда ему наскучить не может. 

Мы каждый день, утром и вечером, читаем одно и то же правило. Кажется, это давно должно надоесть. Но если относиться к молитве, как к духовному труду, как к жертве, приносимой Богу, это дает возможность все время обновлять свою молитву, себя обновлять, жить духовной жизнью. Молитвенное правило каждый раз по-новому ставит человека перед Богом, открывает его в новом свете, оживляет его и омолаживает, как и вообще - духовная жизнь всегда человека омолаживает и как бы новотворит.

Но если человек думает, что в духовной жизни можно только получать и ничего не отдавать, питаться этим и никого не питать, тогда это скоро начинает надоедать. Становится скучно ходить в храм, лень вставать на Литургию, делать добрые дела, в том числе лень приходить на наши общие трапезы.

Действительно, казалось бы, - у меня много своего, я дома повкуснее могу поесть, книжку поинтереснее почитать, да надо ли все это… Вот и получается, к сожалению, что наши агапы для некоторых оказались такими же скучными, как надоевшие утренние и вечерние правила, как что-то отягощающее человеческую свободу. Они задумывались и устраивались, как продолжение нашей литургической жизни, как желание друг с другом общаться во Христе, вместе разрешать духовные вопросы, какие-то добрые дела делать, двигаться ко Христу всей общиной, Церковью. Но все меньше людей остается на трапезу, или, быстренько поев, некоторые уходят, как будто у нас общественная столовая. А мыслилось это, как наше общее дело, куда никто не приходит, как нахлебник, но каждый - как приносящий, как делящийся, как человек, который со всеми готов разделить и общую радость, и общую трапезу, как это было в раннехристианской общине.

Наша общая беседа - это наш труд. Это очень большой труд для тех людей, которые готовят трапезу, на которой надо всем услужить. Но это и радость большая, и огромное благодатное дело, которое медленно и незаметно, может быть, для других преображает человека и воцерковляет его, делает его христоподобным, потому что он исполняет заповедь Христову - всем служить. Те, кто готовит темы для бесед, те, кто просто слушает эти беседы внимательно, и размышляет, и задает вопросы, это тоже люди, которые соблюдают заповедь Христову в желании Ему послужить и что-то новое о Нем узнать.

Наши общие трапезы могли бы стать таким местом, которое бы нашу общину и расширяло и укрепляло, куда могли бы приходить и решать свои духовные вопросы и те люди, которым еще тяжело приходить на Литургию, начать духовную жизнь, но в общину христиан они могли бы войти, как братья. Но так как не идут старые прихожане, то и вновь пришедшие в храм стесняются и боятся переступить порог нашего дома, они могут подумать, что это общество каких-то отдельных избранных людей, а для остальных вход сюда закрыт.

Поэтому я еще раз обращаюсь к нашим прихожанам: не думайте, что хочу - хожу, хочу - не хожу, это мол, мое дело. Если ты член общины, то не может быть такого, что что-то - "не мое дело". Это наше общее дело. Это продолжение нашей общей жизни, которая не может существовать без того, чтобы кто-то что-то в нее своего не приносил и своего здесь не оставлял. Иначе она может просто заглохнуть и превратиться во что-то ненужное и омертвелое, потому что в ней не никакого принесения. И постепенно заглохнет и все хорошее, что в нашей общине есть.

Если уж мы носим тяготы друг друга, то давайте их носить все вместе.

Протоиерей Алексей Уминский